Зарисовка 44


— А ты-то что волнуешься, мам, для тебя же уже есть 40 лет, — ответил отпрыск на мое возмущение о внесении поправки к закону, запрещающей продавать табачные изделия дамам до сорока лет.

Весь мой пыл про дискриминацию, шовинизм, феминизм и остальные глупости мгновенно потух совместно с пришедшей идеей: «А ведь и правда… Я — взрослая! Даже правительство отпустило меня жить по своей воле. «Нам на тебя плевать, если ты не детородная», — произнесло оно этой поправкой. Неуж-то?! Неуж-то я официально признана Никтошкой Невидимой и сейчас с этого момента все долги и обязательства, которые постоянно преследуют дам этой страны, с меня сняты?!

Родиться дамой в нашей стране – величавая толика. Может, мы наколбасили кое-где в прошедших жизнях и, во искупление, возвратились сюда в женском теле, чтоб пройти путь вины, унижения, долгов и обязанностей. А может, напротив, добившись в прошедших жизнях просветления и освободившись от людской формы, были переведены в игре на завышенный уровень трудности: «Ну-ка, детка, попробуй вспомнить, что ты — частица Бога, а не ничтожество!» Мне охото веровать во 2-ое. Но это не сущность принципиально. Принципиально, что родившись девченкой, мы утратили право быть собой, зато получили неограниченное количество долгов и обязанностей. Мальчишкам воспрещалось только рыдать, девченкам — все другое. Хотя и право рыдать мы тоже теряли с возрастом. Время от времени — по своей инициативе, когда выплаканы все слезы, время от времени — под дружное «Нуууу… Началось… Эти ваши дамские манипуляции»… Дамские слезы вызывают раздражение в обществе неплачущих парней.

Бантики, рюшечки и плюшевые мишки стремительно теряли свое очарование под сурово-укоризненным «Тыжедевочка!» в ответ на каждый шаг в сторону от ванильно-послушного вида. И вот, приходишь ты домой со сбитыми коленками, потерянным бантом и руки разят помойкой, в какой ты копалась в поисках сокровищ. Удовлетворенная вся такая от открытий и добычи. А для тебя с порога и молвят: «Ну, взгляни на себя! Тыжедевочка!» И ты понимаешь: «Упс… Я снова в чем либо виновата». Но я умная и стремительно схватывала правила этого мира. Мимикрия стала моей 2-ой натурой. И я признательна ей — она посодействовала мне выжить и не вести войну против правил. Какой вы желаете меня созидать? Отлично, я таковой стану. Я сыграю и в эту игру, и в другое нескончаемое количество игр под общим заглавием «Тыжедевочка», чтоб осознать, что это просто игра. Ужаснее пришлось небольшим бунтаркам, которые не желали умещаться в установленные границы и вошли в пик? нескончаемого мятежа против правил. Многие из их, даже став взрослыми, повсевременно пробуют обосновать всем и сначала для себя, что «женщина — тоже человек». Обосновывают рьяно, с усердием и азартом, потому что сами в это не веруют.

Школа. Мальчишки могли дурачиться, хулиганить, орать, лупить стекла, плохо обучаться и всячески проявлять собственный мятеж против границ. Предки просто разводили руками: «Мальчики»… Девченкам это просто так с рук не сходило. Они должны были оправдывать ожидания родителей, ибо «сын — отрезанный ломоть, а дочка остается в семье». Другими словами, с юношества числилось, что отпрыск уйдет из семьи и никому ничего не должен – это норма. А вот опорой обеспеченной старости является дочь. Это — ее дочерний долг. Ничего для себя ответственность на хрупкие девичьи плечи – тащить на для себя престарелых родителей, став «отрадой на склоне лет»: содержать, утку выносить, малышей им рождать для утехи. Не умопомрачительно, что всераспространена ситуация, когда дама так и не ушла «за мужа», даже будучи номинально замужем. Как она бросит «семью»?! На нее же были все надежды. Она сейчас на всю жизнь должна. И тащит она и родителей, и брата с семьей, если тот, отделившись, не сумел свою жизнь устроить, и собственных малышей. А супруг? А супруга либо нет либо это — только «функция», которая помогает ей «отдавать долг семье». Те же мелкие бунтарки, кричащие собственной мамы: «Да пошла ты! Я не желаю жить по твоим правилам!», отстаивают право не отдавать этот долг, который по сути уже издавна приняли на веру.

Детородный возраст. Дама должна выйти замуж и родить малышей. Это — программка, которая звучит негласно со всех боков. «Как у тебя с личной жизнью?» — самый нередкий вопрос, который задают даме, когда у нее на пальце нет блестящего показателя состоятельности. Какое уж здесь право быть собой, когда уже прозвучал выстрел на старт и ты, сама того не хотя, включилась в самочьи соревнования по поиску отца твоим детям и кормильца родителям. Ты можешь быть тыщу раз успешна, твои глаза могут пылать от азарта, жизнь может лупить ключом, но все это — ничто, когда, стесняясь и краснея либо злясь и доказывая, ты произносишь: «Не желаю я замуж! Желаю пожить для себя». Как, «для себя»? Для кого это — «для себя»? Таланты? Жизнь? Ты что, сдурела? Долг обществу нужно возвратить! Родилась дамой – будь добра делать программку.

Неженатый мужик – это приз. Он может быть хоть каким и его рейтинг не мучается. Незамужняя дама – предмет жалости и унижения. И не принципиально, сколько для тебя лет, сколько опыта у тебя за плечами, сколько талантов у тебя снутри, твои шансы на жизнь оцениваются только по кольцу на пальце и фото малышей в кошельке. Выйти из этой программки фактически нереально. Вести войну никчемно. Можно только обдумывать. «Это система, детка!» Не достаточно кто из дам замечает, что в их мозгу встроен навигатор, выбирающий путь, где легче всего воплотить эти цели. И не достаточно кто понимает, как их чувство своей ничтожности, как и вины за эту ничтожность, вырастает прямо пропорционально нереализованным шансам выйти замуж и родить малыша. Тогда и милые, добрые, нежные дамы начинают обесценивать этот ожесточенный к ним мир: «Да за кого замуж-то выходить? Они все козлы!», — подкрепляя свою точку зрения страшилками о семейных подругах и пополняя ряды чайлдфри. И делают это они с целью оправдать себя и свое право жить в этом затопляющем чувстве невыполненного долга перед семьей и обществом.

Но вот, ты выиграла в самочьих соревнованиях, и для тебя достался приз – кольцо на пальце. И здесь начинается самое увлекательное. Уже обычная игра «Тыжедевочка» перебегает на последующий уровень трудности — «Тыжеженщина». А означает, снова кругом должна и повинна. Супруг гуляет по-черному? – Дама повинна — не смогла стать «проституткой в постели». Средств в доме нет? — Дама повинна — некорректно мужчину побуждала, хреновая из неё «королева». Супруг задерживается на работе и домой не идет? – Снова ты повинна — не смогла сделать супругу комфорт и комфорт, «хозяйка» из тебя никакая. Заявляешь все прямо и открыто? – «Тыжеженщина», а означает, нельзя так прямолинейно, это оскорбляет хрупкую мужскую натуру. Нужно намеком, издалека, по-женски. Отлично. Намекаешь и хитришь, заходишь издалека с ритуальными танцами, стучишь в бубен и трясешь декольте. — «Твои увертки не уместны, если чего-то хочешь – гласи прямо». Понимаете, почему по сопоставлению с мужиками так не достаточно дам играют в компьютерные игры? Да у нас в реале таковой завышенный уровень трудности, необходимо настолько не мало всего просчитать, скооперировать, раскорячиться и при всем этом не погибнуть, что все компьютерные гении с их «игрушками» нервно курят (в специально отведенных местах).

«Мы ординарны! – звучит мужской хор со всех боков, — нам необходимо всего три вещи: чтоб нас хвалили, кормили и занимались с нами сексом. Упрощайтесь!» Кому нужна твоя сложность? Твой внутренний мир, эмоции, эмоциональность, страсти, сила. И это тело со обилием эрогенных зон, огромную часть которых, за ненадобностью, не знаешь сама, не говоря уже о мужчине. Куда девать всю эту халабуду? И дамы отрешаются от себя, упрощаются по максимуму, смиряются с тем, что это они — очень запудренные для этого мира, и обучаются с этим жить. А если какая-то и упрет руки в боки: «Да, мы сложные! Да, нам необходимо больше! Усложняйтесь!», на нее глядят, как на камикадзе, и стараются держаться подальше, покрутив пальцем у виска.

Естественно, в этой малеханькой зарисовке много драматичности и преувеличений. Но тенденцию в целом я обрисовала. Кто повинет? Это мы узнали – повинна дама. Что делать? А на этот нескончаемый вопрос ответ любая из нас будет находить сама. Ну, а что до меня, то я — в том восхитительном возрасте, когда «кому должна, того простила». И уже даже могу сама, без разрешения, брать для себя сигареты.

Создатель — Елизавета Колобова

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru