Вызыватель дождика


Когда нереально воздействовать на ситуацию, нужно поменяться самому, тогда и происшествия подстроятся сами

— Означает, так, — мальчишка поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. — У моего отца есть другая семья. Там моя сестренка, ей года четыре, как я понимаю. Мать делает вид, что об этом вроде бы не знает. Но та дама все ожидает, что отец уйдет к ней, так как он, по всей видимости, обещал. И время от времени ставит вопрос ребром. Тогда он срывается из дома и едет ее уговаривать. Время от времени даже ночкой. У нас в семье это именуется «ЧП на объекте». Но вообще-то он не уйдет, я так думаю, просто будет ей и далее голову морочить. У моего младшего брата ДЦП, они как-то с матерью к вам приходили, но вы, наверняка, не помните. С головой у брата все в порядке, он во 2-м классе обучается и в компьютерах уже здорово шарит. А вот с ногами-руками — не очень. А мать все задумывается, что кое-где есть такое лечущее средство либо еще что, чтоб его совершенно вылечить. Она его на лошадях возит, так как это посреди дэцэпэшников считается самый писк, и накапливает средства, чтоб поехать в Крым к дельфинам. А Ленька лошадок опасается и падает с их. А про дельфинов он мне сходу произнес: вот там мне и конец придет — сходу утону. И еще они к ведьме ездили в Псковскую область, она с Леньки порчу снимала. А у бабушки рак, и она всегда от него лечится — время от времени в поликлинике, а время от времени традиционными средствами…

— А ты? — спросила я.

— А я чешусь всегда, и в школе двойки, — с готовностью сказал мальчик. (Нейродермит меж пальцами и на шейке я рассмотрела еще до этого). — Что вы мне посоветуете? Как мне все поправить? И вообщем, это может быть?

— Не знаю, — честно призналась я. — Наверняка, нельзя. Как нельзя до конца вылечить ДЦП у твоего брата.

— И чего, я тогда пошел? — он привстал в кресле.

— Ага, только я для тебя поначалу расскажу историю про вызывателя дождика.

— Отлично. Я люблю истории, — он поскреб шейку ногтями и приготовился слушать.

— Случилась она издавна, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаевед был с сотрудниками в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот в один прекрасный момент им звонит китайский сотрудник: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождика. Погибает сбор, людям угрожает голод. Три деревни собрали последние средства и решили привезти из другой провинции вызывателя дождика. Вам, наверняка, будет любопытно поглядеть на него. Только учтите: я вам ничего не гласил, так как коммунистическая партия Китая чернокнижниченство решительно не одобряет».

Ученые, естественно, воодушевились, срочно выдумали некий этнографический повод и направились по обозначенному адресу. Приехали в деревню, и в тот же денек туда привезли вызывателя дождика — малеханького сухонького старичка-китайца. Он запросил для себя хижину на отшибе деревни и чашечку риса в денек. А с нашими учеными говорить наотрез отказался. Старшина деревни произнес: на данный момент заклинателю необходимо сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Сможете пока пожить у меня дома.

На 3-ий денек пошел дождик. Старичок взял свои (большие по местным меркам) средства и засобирался в оборотный (очень неблизкий) путь. Старшина снова передал ему просьбу ученых. Сейчас заклинатель согласился уделить им малость времени.

— Поведайте, как вы вызвали дождик, — сходу, чтоб не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. — Наверняка, существует некий особый ритуал? Он передается по наследию?

— Вы с разума сошли?! — удивился старичок. — Я вызвал дождик? Я что, колдун? Неуж-то вы могли поразмыслить, что я, в собственном ничтожестве, могу управлять великими стихиями?!

— Но что все-таки тогда вы сделали? — обескуражено спросили китаеведы. — Ведь дождь-то идет…

— Никто не может поменять никого, — поучительно подняв палец, произнес старичок. — Но каждый может управлять собой. Я, скажу без неверной скромности, достигнул неких вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоническом состоянии, и увидел, что тут все некорректно. Нарушен порядок вещей, погибает сбор, люди в отчаянии. Я не могу этого поменять. Единственное, что я могу, — это поменять себя, другими словами стать неверным, присоединиться к тому, что тут происходит. Конкретно это я и сделал.

— Ну, а позже? Откуда дождь-то?

— Позже я, естественно, работал с собой, возвращая себя назад в правильное состояние. Но так как я был уже един со всем иным тут, то и оно совместно со мной, равномерно, с

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru