Возьми меня на ручки!


Сейчас я пробудилась с единственным желанием, которое словами можно озвучить вот так: «Возьми меня на ручки!», и сообразила, что под всеми теми желаниями, которые у меня типо есть, к которым я иду и о которых думаю, самое базисное, самое на деньке, звучно кричащее о для себя и маскирующееся под что или ещё, одно: «Ну, возьми меня на ручки, а».

В различные моменты оно звучит нервно, крикливо, истерично, звучно, напористо, время от времени нежно, время от времени с отчаянием, время от времени шёпозже, умоляюще. Оно маскируется в различных ситуациях под совсем различные желания, надевает накидки, плащи, шубы, дублёнки:

«Мне так с тобой любопытно, давай встретимся ещё», «Ты понимаешь меня, как никто другой, я заеду к для тебя вечерком», «Слушай, так желала позвонить и поведать для тебя то, что случилось», «Я желаю всегда быть с тобой», а по сути. Честно. Смотря в глаза самой для себя: «Возьми меня на ручки. Возьми, пожалуйста.»

И кое-где с кем-то:

— Возьми меня на ручки и поиграй со мной.

— Возьми меня на ручки и скажи мне, что я отменная.

— Возьми меня на ручки и спаси меня от этого огромного и непонятного мира.

— Возьми меня на ручки и скажи, что любишь…

И я приезжаю в одну семью, а мать мне гласит, что девченка тоннами ест сладкое и всё время привередничает, дескать, что с ней? Я смотрю на девченку и вижу что ей 2,5 года и единственное, что ей охото — это чтоб мать не бежала на работу, сломя голову, оставляя девченку с бабушкой, а просто взяла её на ручки.

Я сажусь на пол, девченка забирается ко мне на колени, сворачивается комочком, я прижимаю её к для себя и мы улетаем совместно куда-то, где нас обеих взяли на ручки. Как разъяснить маме, что мы делаем, и почему уже час ребёнок не слазит с рук человека, которого лицезреет впервой.

Весь денек я следила за собой. Как в различных ситуациях, когда мир ждёт от меня сотворчества, сотрудничества и адекватного ответа, я кидаюсь в ноги каждому встречному, каждой ситуации: «На ручки! На ручки! На ручки!»

Я сажусь в метро и жду, что мне освободится место, так как детям обычно уступают. Я вглядываюсь в массу, вдруг если там я встречу того, кто подойдёт ко мне, прям обнимет-обнимет, погладит по голове и произнесет: «Девченка моя возлюбленная, иди ко мне… на ручки!» и распахнёт свои объятия. Я залезу на коленки, прижмусь и выдохну, растворяясь в этом абсолютном блаженстве, в этом сне, который в один момент осуществился в действительность.

Денек длится. Мужик на кассе улыбается мне и гласит, что я забыла «салфеточки». Ему как минимум вдвое больше лет, чем мне, у него усы, и он этим рачительным комментарием взял меня на ручки. Длительно ещё я улыбалась от того, что мир вокруг стал тёплым и неопасным.

Иду по тротуару повдоль дороги, в ушах музыка, и вдруг в один момент осознаю, что все эти мои заявления, и пробы «быть дамой», пробы сделать семью, эти дискуссии про женственность:) Это смотрелось так, будто бы трёхлетняя девченка надела мамины туфли, измазалась тенями и помадой и ей кажется, что она нереально взрослая, только вокруг почему-либо никто не принимает её всерьёз, даже удивительно.

Я сообразила, что те дела, которые спустя пару лет закончились годом ранее, дела, в каких тормознуло наше развитие и живое начало преобразовываться в картину, случилось в том числе и поэтому, что очень нередко и мне жутко поразмыслить, если вдруг всегда, я своими действиями и поступками заявляла мужчине: «Немедля возьми меня на ручки, а не то я заплачу…» И не умопомрачительно, что у него «не выходило быть мужиком», а у меня «не выходило быть дамой».

Когда я в первый раз за пару лет осталась одна, мне казалось, что я всенепременно умру:) Одна. Одной жутко. Жутко одной. Так как я знаю, помню, что никто не придёт. Там у меня снутри есть познание, что может пройти бесконечность, вечность, но тот (либо та), кто возьмёт меня на ручки, не придёт. Не придёт. Просто ну не придёт и всё. Это даже не дискуссируется.

И я читаю взахлёб про естественные роды, прикладывание к груди, кооперативный сон, долгое ГВ, слингоношение, хоумскулинг и всенепременно мечтаю, что у моего ребёнка всё это будет. Всё это. Как вдруг понимаю, что я сама всё это желаю. Себе. Впитать каждой клеткой, каждой молекулой тела физические чувства физического Бога, каким является родитель для ребёнка в 1-ые годы жизни.

Вечерком я пришла домой. Открыла дверь, разделась, села на кровать. В квартире тишь. Как вдруг еще одно понимание пронзило меня собственной простотой и сенсационностью. Мне 28. И больше меня НИКТО.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru