Возлагать на оправдание наивно


Февраль 2011 г.

Намедни объявления приговора в Хамовническом суде Инна Ходорковская согласилась дать интервью. Она поведала о том, как она выживает, почему, невзирая на просьбы супруга, не уезжает с детками из страны, о том, что нереально привыкнуть к вранью. О том, каково быть супругой когда-то самого обеспеченного человека в Рф, а сейчас самого известного в мире заключенного.

— Инна, завтра Хамовнический трибунал должен вынести приговор вашему супругу. Вы верите в возможность оправдательного вердикта?

— Нет. Не верю. Супруг будет посиживать до 2012 года совершенно точно, а после кто знает, что произойдет? Никто.

— В отличие от родителей Миши Ходорковского вы не занимаете активную публичную позицию. Не встречаетесь с журналистами, практически никогда не даете интервью. Почему?

— Я избрала эту позицию. Хотя это было не просто — от меня ожидали другого.

— И ваш супруг?

— Да, и он. Но все эти годы я решала совершенно другую задачку. Чтоб помогать ему, я должна была выжить. Просто на физическом уровне жить. Не утопнуть, не захлебнуться в собственном горе. Как я на данный момент понимаю, три первых года у меня продолжался просто шок. Еще два года ушло на то, чтоб собрать себя по кусочкам, понять и принять то, что человек обдумывать и принимать отрешается. Это тяжело было разъяснить окружающим. Многим не нравилась моя пассивность, упрямство. В конце концов мне удалось обосновать, что публичность — это не мое. Мне неуютно отвечать на вопросы, гласить речи. Я другой человек.

— Вы обращались к психологам, докторам?

— Я девять месяцев посиживала на транквилизаторах. Мне прописали различные тормозящие вещества. Потому что после ареста супруга я осталась в Рф, практически один на один со всем этим кошмарным парадом, я была ограничена в выборе. Мне вообщем не хотелось с кем-либо говорить. Я просто погружалась в черную яму.

— Сколько времени у вас ушло на то, чтоб преодолеть шок?

— Шок продолжался два года, шок определенный. Ведь все упало, не осталось ни одной точки опоры… Вы сможете для себя представить, в каких критериях я жила до ареста супруга? Я была как цветок под колпаком, роза. В «Небольшом царевиче», помните? Я познакомилась с Мишей в 18 лет, когда обучалась в институте.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru