Во всем повинна девченка


На Руси во всех неудачах повинны девченки либо, в последнем случае, тетки. Мы лицезреем дам чуть по другому, но свободу слова еще никто не отменял.

Молвят, у каждой аварии есть имя, отчество и фамилия.

В Рф у неудачи есть пол и возраст. Причём один и тот же.

В хоть какой ошибке, от несущественных до фатальных, всегда повинна девченка. Заместо свадебного букета вам привезли похоронный венок? «Вы понимаете, у нас здесь девченка спутала заказы». Вы третью неделю ждёте посылку с лекарствами? «А что вы желаете, работать некоторому, взяли девченку, а она не ходит». Экспедиция на Марс со свистом пролетела мимо и пропала в бескрайних просторах Вселенной? Будьте убеждены, и здесь без девченки не обошлось. Девченка всегда кое-где рядом, но её никогда нету на рабочем месте в рабочее время. А если она там, то лучше бы она улетела на Марс, его не жаль.

На Земле одолеть девченку нереально. Она ни за что не отвечает, потому её охотно берут на всякую работу: на неё можно свалить косяк хоть какого масштаба, так как по дефлоту девченка считается явлением природы, приравненным к форс-мажору. Она ничего не знает, не осознает и не умеет. При попытке достигнуть от неё хотя бы разъяснений она будет молчать и хлопать очами; о возмещении вреда даже не думайте — она зарыдает, и цунами публичного порицания обвалится на вашу голову всей собственной тяжестью. Как вы могли, это девченка. У неё стальная самооценка, она богиня, а её, неплохую, оскорбили. В наилучшем случае она гордо уволится по собственному желанию и завтра же найдёт новое место, где можно за малую копеечку расслабленно ногти красить. И её, конечно, возьмут: девченок много, они дёшевы и декорируют окружающую среду. Ранее, до возникновения факультетов психологии в заборостроительных академиях, за эстетику на рабочем месте отвечала герань, а сейчас — прогресс! — есть на кого свалить запоздание, беду, недостачу и провал, и всё это при том же растительном уровне ума.

Хотя, пожалуй, не стоит обижать герань: она хотя бы не берётся решать задачки, далековато превосходящие её компетентность. Зато девченка быстро движется по карьерной лестнице ввысь. Если ранее её нанимали под разовые поручения типа покормить собак и ничего не трогать (собаки навряд ли простят такое людям), то позже кому-то забавы ради пришло в голову научить девченку чтению и письму. Сейчас она работает журналистом, пиарщиком, переводчиком — везде, где требуется «гуманитарное образование», другими словами не надо ложить два и два.

Девочкины коллеги, окончившие университеты ещё при русской власти, рыдают, скрежещут зубами и пробуют сопротивляться как могут, но девченка, подобно газу, вездесуща и неуловима. Если ей поручают расшифровать телеинтервью, она пишет «Кириллы» заместо «Курилы» и «как сующий» заместо «коксующийся». Девочка-переводчица уверена, что Santa Barbara значит «святая борода» (примеры подлинные). Успеть за ней нереально, предугадать, что ещё взбредёт ей в голову, — тем паче. Даже самый опытнейший редактор в конце концов пропустит еще одного «эльфа и Петрова», так как всему есть предел. Не считая девченки, очевидно: её припаса прочности хватит на то, чтоб проспать ядерную войну, причём конкретно на рабочем месте. Под раздачу попадёт кто угодно, но не она: как мы уже гласили, спроса с девченки нет и быть не может, а её милые ошибки должны исправлять все вокруг, часто, сверхурочно и без премиальных.

Некие особо доверчивые граждане относятся к парадоксу снисходительно, полагая, что «научится со временем». Как досадно бы это не звучало, время работает против их самих: с течением времени девченка только матереет. В самом начале карьеры есть маленький шанс уволить её и нанять кого потолковее, хотя, вероятнее всего, на замену придёт ещё одна девченка; если же начальство, оценив шансы, решило не делать излишних телодвижений, то спустя несколько лет девченка уже заслуженный сотрудник, а пройдёт ещё несколько — и пред нами последующий хтонический типаж: тётка. Та, что уходит на перерыв гонять чаи конкретно тогда, когда вам крайне нужно подписать справку о наличии справки, затребованную другой таковой же тёткой в другой конторе, зато никогда не постесняется заявить вам в лицо, что вам не хватает бумаги с печатью, седоватых волос либо совести.

Ни во что другое девченка вылупиться не может: для того чтоб научиться хоть чему-нибудь, не считая нескончаемых ценностей, транслируемых дамскими журнальчиками от начала времён, человеку следует иметь хотя бы мельчайшее понятие о своем несовершенстве. Девченка же, с малолетства познавшая дао «а чё такового?», схожими глупостями озадачиваться не станет, ей необходимо больше позитива. Предел её знаний — выученный назубок британский алфавит (ну и то диктовать свой электрический адресок она будет полчаса: «сэ» как российское, а «жэ» с точкой и хвостиком внизу»), верхушка личного роста — умение увеличивать глас в ответ на претензии. Население земли выручает только нескончаемый декретный отпуск, в который уходят девченки по достижении положенного возраста; население земли обречено, так как половина ворачивается из него на работу с правом делать сейчас уже всё что угодно, а поточнее — не делать вообщем ничего.

Тем временем в конторы, редакции и компании приходят всё новые девченки, вточности такие же, как прежние; они как и раньше не знают, на какую кнопку надавить, чтоб распечатать один файл, зато одним наманикюренным пальчиком доброжелательно впускают вирус, парализующий на полдня всю работу; они путают три часа и тринадцать, они пишут со слуха слово «хунвейбин» так, что опытные редакторы багровеют и уходят курить; они авторитетно дают советы и крысятся в ответ на претензии, они отращивают крылья, ноги и хвосты. В конце концов они оказываются всюду, движутся с вами по примыкающей полосе, и очень возможно, что домой вы не доедете: зая уже уничтожила мента и поставила в конце печальный смайлик. За этот смайлик ей простится всё, на этом свете и на том. О вас никто и не вспомнит.

Создатель — Игорь Виттель

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru