Синдром Адели


Любовь – красивое чувство. Но время от времени с ним путают любовную зависимость, придуманное чувство, больше напоминающее болезнь либо даже психическое расстройство. Как различить их? Где черта меж печалью из-за неразделенных эмоций и началом сурового заболевания?

Кто она, «Адель»?

Больное безответное помешательство именуют синдромом Адели. Обычно, ему подвержены очень чувственные, чувствительные и впечатлительные особы, одинокие и грезящие о любви.

«Адель» – всегда сторона активная. Даже если мужик уже отказал ей, она еще больше интенсивно штурмует его. Почему так происходит? Повинна ли красота запрещенного плода? В алхимии эмоций трудно разобраться. Но главное, что те, кто мучается от синдрома Адели, подменяют реальные дела на измышленные. Самое странноватое, что они веруют всей душой в то, что чувства их обоюдны, просто на данный момент их возлюбленному что-то мешает осознать это либо признаться в этом. Им кажется, что любимый с нетерпением ожидает встреч, звонков – как и они сами. Они не могут отвертеться от назойливого желания всегда быть рядом. И задумываются только об избраннике.

В чем причина?

В неудовлетворенности жизнью – несбывшихся мечтах, сожалении, что все замечательное и увлекательное проходит мимо, нехватке приятных и прекрасных чувств, реальных отношений. Рождается духовный голод, который охото как-то утолить. Когда не выходит сделать это в реальном мире, создавая истинные, прочные и счастливые дела, «Адель» делает мир фантазий.

Мельчайшая ухмылка и доброе слово со стороны объекта поклонения и фантазий раздувается до неописуемых размеров и стает в виде признания в любви. Все окрашивается чувствами, которых человек может и близко не испытывать. Если же мужик всем своим видом показывает отторжение, находится миллион оправданий – еще не время, у него был тяжкий денек, нужно подождать, нужно его поддержать, показать, как очень ты его любишь, снова позвонить, снова написать…

Жертва синдрома Адели стопроцентно запамятывает о для себя, она полностью растворяется в избраннике, подчиняя ему всю свою жизнь, все мысли, надежды. При всем этом ее обуревает неизменный ужас. Какой ужас? Она опасается утратить собственного мужчину? Нет, не его. Это ужас утраты сделанного мирка.

Самое ужасное, что нередко «Адели» повторяют этот сценарий опять и опять, с новыми мужиками. Порвать этот круг можно, только признав, что все это ненастоящее, а нужно узреть действительность и быть с человеком, который будет отвечать взаимностью. И главное – человеком, не образом.

«Адели» никогда не находятся в отношениях. Они только достигают их, стремятся к ним, обожают, мучаются в собственном измышленном мире. Обычно, если вдруг мужик все-же отвечает взаимностью, он становится ей не необходимым. Столкновения с правдой действительности такие «чувства» обычно не выдерживают.

Остерегайтесь последующих признаков:

1. Жертва синдрома запамятывает о своей жизни, практически не разговаривает с друзьями, теряет энтузиазм к происходящему вокруг. Увлекателен только Он. Даже служебные обязанности производятся кое-как.

2. Мысли только о нем. И дискуссии тоже.

3. Неизменное чередование эйфории и депрессии, когда уверенность, что такая мощная любовь не может остаться безответной, чередуется с идеями о том, что тебя не обожают, и ужасом утраты. Хотя, если задуматься, — утраты чего? Как можно потерять то, чего у тебя нет?

4. Фетишизм. «Адель» хранит и собирает все, что как-то связано с избранником, прямо до билетиков от совместных поездок.

5. Ему все прощается. Даже если он совершенно не желает этого и не просит об этом, а, напротив, всячески показывает пренебрежение и желание, чтоб его оставили в покое.

6. Активность исходит не от него, а от нее.

Склонны ли к этому только дурнушки? Нет, дело нередко оказывается совсем не во наружности. Адель Гюго, именованием которой и назван синдром, была прекрасной, умной и профессиональной.

Адель Гюго и ее грустная история

Она оказалась увековеченной в заглавии синдрома любовного помешательства. Хотя при всем этом была неописуемо профессиональной и умной, отлично воспитанной, увлекалась живописью. И могла бы войти в историю совсем другим образом. Что все-таки случилось?

Как молвят историки, Адель Гюго, дочь французского писателя Виктора Гюго, часто получала от парней предложения руки и сердца. Но всегда отвечала отказом, ожидала вторую половинку. Когда ей был 31 год, она повстречалась с лейтенантом Пинсоном, чьи
плюсы лицезрела только она. Любовь к нему перевоплотился в безумие и помешательство. Поначалу ему льстило внимание таковой особы, как Адель Гюго. Позже ее обожание ему надоело.

По службе Пинсон нередко менял страны и городка. Адель везде следовала за ним. Ее помешательство дошло до того, что она брала на себя оплату его карточных долгов, нанимала дам легкого поведения для него, исполняла все его прихоти. Он открыто гласил, что не любит ее, но она как будто не слышала этого. Рядом с казармами она снимала комнату и деньками посиживала около дверей, ждя его.

Пинсон женился, но не на ней. У него появился ребенок, но Адель все равно ожидала, когда он раскроет глаза и усвоит, что конкретно она – его половинка. Когда ей было уже 42 года, ее подобрал хороший человек и выслал к папе, который чуть вызнал ее. Тогда она была нищенкой, голодной и бешеной. Оправиться Адель не смогла. Она оказалась в психиатрической лечебнице, где погибла в возрасте 85 лет. И до последнего денька писала письма Пинсону…

Любовь – чувство обоюдное. Оно должно приносить удовлетворенность и счастье. Помешательство – безотрадное, причиняющее боль и мучения однобокое чувство. Если вы стали его жертвой, подумайте – нужно ли вам это? Стоит оно того? Либо лучше уйти, запамятовать и позволить войти в вашу жизнь другому чувству – любви? Что вы предпочтете?

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru