Сила беспомощности и слабость силы


Слабенькие люди очень обожают свою слабину. Они носятся с ней, всячески ее показывают. Они вроде бы молвят — «Мы слабенькие. Похлопочите о нас. Мы не можем выжить. Помогите» Они провоцируют жалость. В этом они лицезреют свою силу.

Их сила в демонстрируемой беспомощности. В навязываемой беспомощности. По сути у их нет никакого желания становиться сильными. Им и так отлично. У их сильно много различных оправданий для недостижения целей. Они как оковы обвисают на ногах сильного человека и требуют защиты.

При этом, если пристально разглядеть, то обнаружится, что вся их слабость имеет мифологическую природу. Она — миф. Эти легенды либо создаются самим слабеньким либо принимаются со стороны, для оправдания своей неспособности достигать.

В теперешней цивилизации есть культ беспомощности. Она культивируется и власть предержащими и массовым сознанием. Еще легче управлять, манипулировать слабеньким. Он не самостоятелен, он жует Орбит, чистит Кометом, пьет пиво, глядит футбол, хворает, прогуливается на службу, бранится с супругой. Он стандартен, предсказуем, пошл.

Им манипулируют, испытывая к нему презрение и брезгливость. Он все проглотит, на все согласится. У него нет сил выдерживать жизнь. У него поза подчинения. Нет собственных мыслях, собственных поступков. Живет как все. Этим и оправдывает свою жизнь. А что, я как все, ничем не отличаюсь. И меня не трогают. Он опасается высунуться. Он запуган. Его мозги промыты. Сильный другой. И его не обожают.

Сильный человек берет ответственность за свою жизнь сам, не спрашиваясь ни у кого. Он ее просто берет. Это для него полностью естественный поступок. И этим обычным поступком он уже выпадает из общего ряда.

Здесь же на него обрушивается вал стенаний и причитаний других. Они не понимают – как это можно взять ответственность на себя за все, что с тобой происходит, происходило и будет происходить. Они начинают пугать его различными страхами жизни.

«Ты сломаешься, ты не сможешь, тебя оскорбят, уничтожат, покалечат, туда не ходи, это не ешь, то не смотри, этим не занимайся. Мы все это пробовали, и взгляни, что с нами сделали. Мы калеки, беспомощные. Мы потерпели беду. Если у нас не вышло, то у тебя и подавно ничего не выйдет. Ты же таковой же кретин, как и мы».

Сильных мало. Их еще меньше, чем слабеньких. И когда сильный растет в слабеньком окружении, у него нет опыта, примера жизни сильного человека. И поначалу он тоже задумывается, что он слабенький. Но у него есть потребность в движении, в достижении чего ни будь.

Он живой. Он еще живее других. Энергия в нем играет и просит выхода. Для слабеньких это совсем непереносимо. Они не выдерживают сам вид двигающегося человека. И здесь наступает один увлекательный момент. Слабенькие начинают всячески сковывать сильного.

Они травмируются от его движений. А он еще неопытен. Двинет плечом. Совершенно немножко, а кругом с десяток калек. Он только поглядел на их, а у окружения крыша едет. Они начинают страшатся и движений его и взора.

Тогда и слабенькие ложут вину за собственные неудобства на сильного. Они ему молвят, что это он повинет в их неприятностях. Он им на ногу наступил, толкнул: Таким методом слабенькие начинают управлять сильным.

Если слабенькие авторитетны для сильного по каким то причинам (предки, учителя в школе, телевидение, в книге написано, ну и т.д.), то сильный пугается и позже старается двигаться поосторожнее. Видя это, слабенькие ощущают свою победу, и могут ему вообщем запретить двигаться. Человек в таком положении очень несчастен. У него отымают главное – свободу быть собой. Его опровергают.

Выходит очередной обитатель этого королевства мертвых. А просто он был большой, а маленькие путались под ногами. Очень близко подошли. Сильному не дали возможность освоить силу, привыкнуть к ней, укротить ее, сделать созидательной. Он не вызнал себя. И у него появилась мысль о вреде движения, от него одни проблемы. И пошла атрофия. Он инвалид.

Он не успел отыскать для себя товарищей, равных ему. Он несчастен. И он еще более несчастен, чем слабенькие. Он знает о собственной силе, он помнит о ней. И она для него, как сокрытый порок, как то, что нужно прятать и не демонстрировать. Он же был наказан за проявления силы. И он ее подавляет внутри себя. А слабенький отрадно показывает неспособности и бдительно смотрит, чтоб сильный не показал какую ни будь способность.

Если лев вырос посреди овец, он не будет бараном. Он может мыслить, что он баран и, следя счастливых удовлетворенных собой овец, не осознавать, почему их счастье для него не доступно. Он и ест травку и любезничает с овечками, а счастья нет. Бараны кругом довольны, а он нет.

Наверняка, я уродец, задумывается он, всем отлично, а мне нет. Но он не уродец, он лев. И баранья жизнь не для него. В момент понимания этого начинается освобождение льва. Он вспомнит, кто он, он будет есть мясо, у него будет львица. И бараны будут дрожать от львиного рыка. Он не уродец, он – лев. Слабенький опасается, сильный бесстрашен.

Слабенький просит помощи, но в тяжелый момент бросит тебя. Сильный ничего не просит, но может тебя поддержать. Дружите с сильными, подозрительно смотрите на слабеньких. Сильному нужна помощь, чтоб понять свою силу. Слабенькому нужна помощь, чтоб убедиться в собственной беспомощности.

Помогайте сильному, станете посильнее. Помогая слабенькому, станете слабее. Любите людей не за беспомощности, а за силу. Уважайте силу в человеке, любите ее. Общайтесь с хоть каким как с сильным. Общайтесь с силой, которая есть в каждом. Делая так, вы можете посодействовать. Вы станете будить в нем силу, а слабость не замечать, не подтверждать. Просите от других общение с вами как с сильным. Таким макаром вы будете наращивать присутствие силы в собственном окружении и уменьшать присутствие беспомощности. Ваша жизнь улучшится.

Создатель — galinatm

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru