Шарлиз Терон


Картина «Миллион методов утратить голову» скоро выйдет на наши экраны и скажет о том, что неоднократно воспетый южноамериканский Одичавший Запад совсем не так романтичен, совершенно не прекрасен, но зато достаточно смешон. Новоявленную подругу головного героя — пугливого овцевода с Аризонщины — играет оскароносная Шарлиз Терон. Ее героиня лихо скачет, метко стреляет и не всегда в ладах с законом, что только добавляет ей привлекательности.

— Мы лицезрели вас в ролях убийцы в «Монстре», диверсантки в «Эон Флакс», а сейчас вы — лихой ковбой, поточнее, ковгёрл. И всюду вы лихо управлялись с орудием…

— Я вправду умею обходиться с лошадьми и отлично стреляю, но если скачки мне нравятся, то орудие я не люблю.

— Удивительно, ведь обычно меткие стрелки к оружию питают теплые чувства.

— Мы в Штатах очевидно объелись этой радостью. Не проходит и денька, чтоб в новостях не объявили о перестрелке, об убийстве, о вооруженных стычках. Моему ребенку два года (Шарлиз воспитывает приемного отпрыска Джексона. — Ред.), и я c страхом думаю, что ему придется идти в школу с охраной, что по улицам просто так гулять будет небезопасно, и эти материнские ужасы постепенно вытеснили из души теплые чувства к кольту. Потому для меня и оказалась презентабельна роль в картине, где над культурой пистолета откровенно глумятся.

— Для Сета Макфарлейна «Миллион методов…» — всего только 2-ой кинофильм, первым был достаточно скандальный «Третий лишний». Вы помогали ему в съемках?

— Я бы не посмела! У меня было такое чувство, что он знает все, что необходимо делать, и как необходимо делать, и почему необходимо делать конкретно так, а не по другому. В связи с чем я с наслаждением ему подчинялась, о чем же не жалею ни секунды. Его остроумие стало залогом фуррора «Третьего лишнего» и, не сомневаюсь, будет залогом фуррора новейшей ленты. Я полностью уверена, что в возрасте восьмидесяти с лишком лет, лежа на одре (смеется) и перебирая наилучшие моменты долгой жизни, я обязательно вспомню и работу с Макфарлейном.

— В жизни не поверю, чтоб звезда вашего ранга не старалась привнести в работу что-то свое.

— У меня вправду и стаж побольше, и мыслей много, но Сет — как высоковольтная батарея, лучше пусть разряжается не на меня, а на зрителей (смеется). А то вот так обнаглеешь, начнешь рекомендовать и давить, а он позже воткнет тебя в собственных «Гриффинов» (Сет — создатель этого анимированного телесериала. — Ред.), при этом в таком виде, что вся Америка хохотать будет. Это во-1-х. А во-2-х, Сет набрал в проект таких восхитительных артистов, что на их фоне не очень и выделишься. Один Лиам Нисон чего стоит! А еще очаровательная Аманда Сейфрид, из-за которой я чуть ли не растеряла веру в себя…

— Шарлиз Терон, потерявшая веру в себя, — уже забавно. Крепкость вашей психики отлично известна в Голливуде.

— Повторяю: чуть ли не растеряла! У нас была сцена разъяснения бывшей любимой с сегодняшней. Луиза, которую играет Аманда, бросила Альберта, так как тот ужаснулся стреляться на дуэли. Анна, которую играю я, немного потренировала юношу, и он стал полностью годен для лихой жизни, чем вызвал повторный энтузиазм Луизы. В общем, я, другими словами Анна, в этой сцене должна была непереносить Аманду — Луизу. И не смогла. Стоит передо мною таковой цветочек с невинным взором, светленький, безобидненький, и непереносить его просто нереально. Я уж и так старалась, и так, чувствую, что партнерша в душе потешается, и ничего сделать с собой не могу, как будто не проф актриса, а случайный гость на площадке.

— Кстати, если б вы не стали проф актрисой, кем бы желали быть?

— Детская мечта — стать танцовщицей, что было тяжело в Южной Африке, откуда я родом. Я обожаю плясать, и мать с самых ранешних лет поддерживала меня в достижении этой мечты. К огорчению, травма ноги поставила крест на танцевальной карьере, но, к счастью, не на самих танцах. Я танцую каждый денек! Ранее в одиночку. А на данный момент после приглашения: «Мамочка, давай потанцуем!» — с моим отпрыском Джексоном.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru