Счастье за горизонтом


Мои предки – форменные ишаки. Они всю жизнь считали, что счастье – это тёплое стойло и заполненная кормушка, да чтобы не трогали. Тоже мне, счастье! Всю жизнь прожили, как животные, ничего слаще морковки не лицезрели, ну и не стремились.

Я не таковой. Я, естественно, отпрыск собственных родителей, но чтоб вот так, по-обывательски, провести всю жизнь на привязи, наслаждаясь малым? Да ни за что! Я верю, что есть оно, есть, истинное счастье! Только вот где оно и как смотрится?

Почему-либо оно представлялось мне таким позитивно-оранжевым, сладким и благоуханным, притягивающим и вдохновляющим. Я точно знал, что когда я до него доберусь, то смогу полностью им насладиться, я уж собственного не упущу!

Я стремительно сообразил, что счастье на дороге не валяется, оно кое-где там, за горизонтом, до него ещё добраться нужно, а это нелегко и просит усилий. Молвят, в погоне за счастьем многие рога обламывали, копыта стирали и даже головы складывали… Вот бараны!

Нужно же не лететь, сломя голову, а стремиться осознанно, с осознанием. Ну, со мной такового не случится – я-то молод и быстр, силен и резв, и разума мне не занимать, и целеустремлённость имеется. Уж я-то точно добуду своё счастье, даже и не сомневайтесь!

В общем, сорвался я с насиженного места и побежал вперёд, навстречу счастью. Дорога сама под ноги стелется, курс – на горизонт. И понимаете – оно сходу передо-мной замаячило, счастье-то! Конкретно такое, как я для себя представлял — позитивно-оранжевое, притягивающее и вдохновляющее, даже запах я как бы уже унюхивал.

Пока оно было по размеру очень маленькое, так как было пока отдалёкое счастье, а когда подберусь ближе – оно большущим окажется, это я точно знаю. Вот тогда я его на вкус попробую, буду смаковать и услаждаться каждым его куском!

Птичка в поле зрения появилась, летит рядом.

— Ты куда?

— За счастьем!

— Остановись, отдохни, давай споём совместно!

— Не могу, нельзя останавливаться! Вдруг обгонят, всё счастье расхватают?

Притормозил травы пощипать – змея какая-то выползла и сходу шипеть:

— Куттта шшшпешшшим?

— За счастьем.

— Шшшашшштье – эттто шшшемья. Гте шшшивёшшшь, тттам и шшшашшштье…

— Нету там никакого счастья! Рутина, бытовуха, рабский труд! Оно – за горизонтом!

— Ошшшибаешшшшя…

Ну вот, буду я ещё всяких змей подколодных слушать! Это она очевидно из зависти!

Бегу далее. По дороге ещё один грамотей объявился, выскочил откуда-то, весь взлохмаченный и в репьях, и рядом побежал:

— Я за тобой издавна наблюдаю, куда это ты таким аллюром?

— За счастьем.

— А где оно, счастье-то? Оно там, где нас нет. В жизни для тебя до него не добраться, остановись, дурачина.

— Сам дурачина. Это для тебя не добраться, а я своё счастье всё равно найду!

— Дурачина! Дурачина! Дурачина!

Но я только скорости прибавил, он и отстал. И чего, спрашивается, он меня облаял, собака такая? Вон же оно, моё счастье, в поле зрения, в зоне видимости, теперь-то уж и совсем тупо останавливаться либо вспять поворачивать!

Много ещё кто в пути мне встречался, и все меня пробовали с толку сбить, но я никого не слушал. Ведь если принял решение – нужно идти до конца! Я таковой, я собственных решений не меняю.

— А если эти решения приняты на основании заблуждений? – это блоха гласит, она на мне издавна едет. Умная, хоть и маленькая, но негатива в ней – просто жуть!

— Я свои заблуждения на твои поменять не хочет! – гордо отвечаю я. – У тебя и заблуждения-то маленькие, как ты сама, ты, небось, о счастье и не думаешь!

— А я и так счастлива, — хихикает блоха. – Тепло, светло, много места, сытно, пейзажи различные поминутно изменяются, время для скопления мудрости в излишке имеется… Чего ещё вожделеть?

— Отлично устроилась, пассажирка, — отвечаю. – Только мне твоей мудрости не нужно. Путешествуй молчком, не отвлекай от больших материй!

Бегу. Зимы сменяют вёсны, после лета осень наступает, а позже снова всё по новейшей. В зной, в слякоть, в холода – бодренькой рысью, не останавливаюсь. Идея подогревает: счастье всё поближе и поближе! Чем подольше бегу – тем меньше остаётся. Ожидай меня, удовлетворенность моя оранжевая, положительная, скоро буду тебя от пуза вкушать, и никто меня не приостановит!

Естественно, в пути нелегко, и стал я всё почаще уставать, но это ничего, я упрямый! Если есть цель – и тогда бежать легче, правда же? А нехороших мыслей я не допускаю, ну и пусть на данный момент тяжело, так впереди же – Большущее Счастье! Ради него стоит пренебречь сиюм
инутными радостями и наслаждениями, они такие маленькие по сопоставлению с ним!!!

Но вот в один прекрасный момент уж очень притомился, тормознул подкормиться, и здесь рядом появились они – дама и мальчишка.

— Мать, это кто?

— Это ослик, сынок.

— А почему он таковой печальный?

— Утомился, наверняка. Видишь, некий шутник перед ним морковку на удочке подвесил. Ослики морковку обожают, вот он за ней и бежит, задумывается – вот-вот догонит. А удочка не позволяет.

И здесь малыш сделал шаг, схватил моё желанное счастье, дёрнул – и поднёс мне его на ладошке. И здесь у меня как будто глаза раскрылись: да это МОРКОВКА!!! Рядовая морковка, таковой и дома много, я её 100 раз ел, смачно, естественно, но ничего такого особенного.

— Ешь, ослик! А если не достаточно будет – я для тебя ещё морковки принесу, — произнес малыш и погладил меня меж ушей.

— Осторожно! – возмущенно пискнула блоха и зарылась глубже в шерсть.

— Ну вот и волшебно. Сейчас бедный ослик поест, отдохнет, и будет счастливым, — произнесла дама. – Пойдём, да?

— А счастье – это что? – спросил малыш.

— Это ты. Это я. Это вот этот ослик. И морковка – тоже счастье. И нынешний денек, и солнышко, и облака, и то, что скоро будет дождь. Всё в мире счастье? милый! Оно всегда с нами, тут и на данный момент.

Они ушли, а я остался. Стою и вижу себя вроде бы со стороны – уже не таковой юный, не очень быстрый, копыта стёрты, ноги болят, во рту морковка недоеденная…

А горизонт, как и до этого – в поле зрения, но в зоне недосягаемости, и ничего оранжевого там больше не маячит. Эх, осёл я, осёл! К чему стремился? На что полжизни издержал? Выходит, на призрак неизвестного счастья! И это когда оно всё время здесь, под самым носом, было!

И стал я жевать морковку. С чувством, с толком, осознанно жевать. Наслаждаясь её вкусом, запахом и положительным оранжевым цветом. Ощущая, что всё в мире счастье, и оно всегда с нами, тут и на данный момент.

Эльфика

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru