«Рождество» Миши Алдашина


В 1993 году мультипликатор Миша Алдашин бросил анимацию, осознав, что никому в этой стране она не нужна. А в 1996 он сделал возлюбленный зрителями мультипликационный кинофильм «Рождество». Его глядят, пересматривают, хвалят, советуют друзьям, но за пятнадцать лет он никогда не был в телевизионном эфире. Миша Алдашин поведал об анимированном кинофильме «Рождество» в эфире радиостанции Finam.fm.

Об идее

— Это как вы решили, к примеру, поехать на юг, и далее начинаете метаться – в чем поехать, где взять сарафанчик, где босоножки, как приобрести билеты дешевенькие, где там тормознуть, куда девать малыша, куда девать собаку – вот это то, что делает аниматор в процессе производства.

Миша Алдашин — Я увидел несколько практически несуразных исходя из убеждений современного глаза и вообщем восприятия религиозного искусства изображений ранешнего средневековья либо среднего средневековья. И они меня поразили собственной наивностью, легкостью, открытостью. Я вообщем люблю доверчивое искусство конкретно за то, что в нем нет желания приглянуться, в нем нет пафоса, в нем есть что-то живое, очень человеческое.

Есть Спасская башня, а есть пирожок. Если меня спросят, что ты хочешь, я скажу – я желаю пирожок, извините за такое дурацкое сопоставление. Так как пирожок держишь в руке, он теплый, а куда девать Спасскую башню, для чего она мне нужна? Башни строятся для того, чтоб защищаться от противников, а позже становятся декоративными. А пирожок для того, чтоб его держать в руке, есть, нюхать.

И вот такие же персонажи были в этих древних фресках, в старых барельефах: в их было что-то такое, понимаете, неуловимо-теплое и чуть-чуть несуразное, как, фактически, все мы. Детскость в неплохом смысле этого слова.

В общем, я насмотрелся этих картинок и поразмыслил, что это отлично, и это не достаточно кто лицезреет, так как это в дебрях находится искусствоведения и, в общем-то, огромным массам народа нашего уж точно не понятно, хотя это висит в музеях и в книжках есть, но туда не достаточно кто заглядывает. А кино, как произнес Ленин, одно из важных искусств, наверняка, так как оно доступно очам народа.

Переплюнуть Норштейна

Я занимался рекламой игровой, а в некий момент все это бросил и снова занялся анимацией – вот этим фильмом. У меня был некий внутренний порыв. Не было ни средств, ничего. Но я начал делать.

И вот я посетил 1-го из собственных бывших клиентов. Побеседовали, попили кофе. Он гласит: «Давай создадим что-то такое для души». Отвечаю: «Я уже делаю». – «Ну, давай я средств дам». Я спрашиваю: «Чего вдруг?» Объясняю: «Фильм не окупится. Он неформатный, малометражный, дорогой в производстве…» Предполагалась разработка довольно непростая, как Норштейн делает свое кино. Я желал переплюнуть Норштейна, прямо такая задачка стояла – я практически представлял, как я его переплевываю. А когда я ему поведал, он очень хохотал и гласит: только с такими идеями и можно начинать делать кино. Он не считал постыдным быть переплюнутым. А тот человек отдал средства, просто вытащил из кармашка и отдал – и мы сделали кинофильм.

О итоге

Уже в процессе производства было понятно, что не выходит то, что мне охото. Движение – не то, изображение – не то, музыка – не то. К концу работы я просто уже находился в глубочайшей депрессии даже на физическом уровне. А люди поглядели – и им понравилось.

После первого показа в Киноцентре зрители выходили, и у их сияли глаза. Они подходили и спрашивали: «Это ты снял?» Говорю: «Я, а что?» – «Получилось!» Я пошел и 1-ый раз заснул расслабленно. Просто помню, как пришел домой с идеей, ну, хорошо, раз люди молвят – означает, вышло. Но все равно я живу с чувством, что я всех околпачил в этом смысле. Я не кокетничаю. Просто я желал другого.

С другой стороны, понимаете, кинофильм живет некий собственной жизнью, расползся по всему миру. Мне звонил священник из Испании, из Мадрида, когда он был в Москве, мы с ним встречались. Из Чикаго священник прислал мне по электрической почте письмо: «Можно ли показать кинофильм пастве на праздничек?» Естественно, а для чего еще я его делал? Еще из заполярного Тикси со мной связывался священник. И светские люди глядят, и обыкновенные верующие люди глядят. Я считаю, что мне удалось сделать что-то, что людям необходимо, и мне уже приятно.

Источник — по материалам Finam.fm

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru