Про тонкие места


Читала как-то статью, где были приведены результаты исследования на предмет «почему одни люди в небезопасных ситуациях склонны решать деяния по спасению себя, а другие парализуются и почти всегда гибнут».

Выжимка этих исследовательских работ — люди парализуются либо успокаиваются(!) (к примеру, когда самолет пылает либо когда цунами, тайфун, землятрясение и пр.), так как в их представлении, они не могли попасть в такую ситуацию.

Люди же, которые допускали возможность попадания в такую ситуацию, заблаговременно продумывали свои деяния и благодаря этому спасались, ибо знали что делать.

Я не спец в области чрезвычайных ситуаций, я работаю в сфере психологического здоровья, потому мне кажется, что знать о собственных «тонких местах» и задавать аспекты своей безопасности очень принципиально.

Начну по-порядку, не торопясь.

У многих из нас (если не у каждого) есть свои «тонкие места». Формируются они в силу многих событий — типа нервной системы, травматического опыта, среды, в какой росла и формировалась личность.

Если ребенок рос в семье, где было много насилия, то для него это насилие было нормой — это та среда, в какой он формировался и адаптировался к ней.

Под насилием я имею ввиду не только лишь физическое насилие, но так же и обесценивание, неуважение, игнорирование, не обозначение тех базисных вещей, о которых должен знать каждый человек, чтоб удачно встраиваться в среду обитания (напр., что дорогу необходимо перебегать на зеленоватый свет либо напр, рассказ о сексе в неопасной и понятной ребенку форме).

Итак вот, «узким местом» для такового уже выросшего малыша будет вопрос определения и неопасного себе и окружающих отстаивания границ.

Люди, выросшие в таких семьях, обычно, и во взрослой жизни склонны позволять в отношении себя неприемлимо много. К примеру, остаются в отношениях, в каких рушатся, не решаются отстаивать свои права на работе, оказываются в ситуациях и отношениях, где их употребляют.

Там, где человек, выросший в почтительных и принимающих отношениях, встает на дыбы либо бежит из отношений, такие люди не успевают распознать опасность для собственного психического благополучия и тревога начинается только тогда, когда обнаруживаются внутренние разрушения.

Либо есть еще вариант — при первых схожих даже отдаленно признаках нарушения границ, подымается ярость (скопленная за все годы несправедливости в семье) и сила ярости неадекватна ситуации.

И опять выходит разрушение — найдя после собственного выплеска ярости выжженное до тла место отношений, появляется чувство вины и/либо стыд. Либо еще эту ярость можно обращать на себя и соматизироваться, уходить в депрессии. В общем, вариантов масса и они все почти всегда печальные.

Еще есть одна «фишка» — формирование сверхценностей. Личностная ценность — это некоторое базисное убеждение человека, сформированное из его опыта (не умственных суждений) и личной ориентации.

Ценности обычно формируются на базе грустного опыта. К примеру, если человек в один прекрасный момент был предан и очень поранился в этом опыте, он может сформировать себе ценность — верность. Если прошел, к примеру, через голод — пища станет ценностью. Если отлично знакомо одиночество, то близость будет ценна. И т.д..

Если какая-либо базисная потребность была не удовлетворена долгое время, то речь уже входит не о ценности, а о сверхценности. В особенности это касается детского опыта.

К примеру, если ребенку в детстве не довелось переживать телесную близость с родителями, то этот недостаток выразится в наисильнейшем голоде по телесной близости, которая во взрослой жизни, вероятнее всего, перерастет в значимость телесной близости с партнером по отношениям.

Если детско-родительские дела были дистантные, где предки хлопотали функционально (одет-обут-накормлен), но не дружили с ребенком, не замечали его как личность, не интересовались и не поддерживали его в переживаниях (в особенности в случае неудач), то, скорее всего, во взрослой жизни голод по близости будет настолько велик, что могут появиться трудности во отношениях с партнерами по отношениям — многим людям столько и так глубоко не нужно быть в близости.

Если малыша нередко и в один момент кидали (ясли, неожиданное переселение к бабушкам-дедушкам), интернаты и пр., то скорее всего это в дальнейшем может выразиться в контроле и желании неизменной совместности с партнером.

Ну и т.д.. Думаю, схема понятна.

Итак вот, мне кажется, в той либо другой степени, у каждого из нас есть собственный голод. И если мы о нем не знаем, то это может привести к противным, на мой взор (и опыт) последствиям.

К примеру, увлекшись утолением собственного голода, можно найти себя (но уже когда по самые уши) в зависимых отношениях (а это, меж иным, не просто «я без тебя не могу», это такое же попадалово, как найти себя в запое, хотя длительное время казалось «я в хоть какой момент могу тормознуть». И на кону стоит собственная личность, психическое и физическое здоровье), можно часто себя обнаруживать в каких-либо противных историях, связанных с насилием и обманом и недоумевать «как снова такое со мной могло произойти», можно ходить по одному и тому же кругу, повторять одни и те же сценарии в отношениях, обнаруживая себя уже истощенным в этом круге, но не успевать обдумывать — как я зашел(ла) на этот круг?

Итак вот, обнаружение и понимание собственных личных недостатков, на мой взор, очень принципиальное для своей безопасности занятие. Ибо если есть ясное познание про себя, что «вот в этом месте я голоден», другими словами возможность это место бдить с особенным вниманием. Ибо если его не бдить, то голод застилает глаза и разум, тянет неясно куда как магнитом, все потенциальные опасности уходят в фон и помчалась.

Это похоже на то, как опухший от голода человек лицезреет пищу и все — если у него не вспыхивает тревога «если на данный момент обожрешься — умрешь», то все, привет.

Если вы заблаговременно понимаете о таких собственных голодных местах, то этот голод не уменьшится.

Но его можно, что именуется, контейнировать на время (остановить), чтоб проверить ситуацию на предмет — чем за это необходимо будет платить, как это для меня неопасная «еда», в каких количествах ее можно начинать пробовать и сколько времени бдить, чтоб, делая упор на действительность, проверить полезность себе происходящего.

Такая бдительность к действительности и время, позволят, что именуется, просканировать поле, бросить для себя больше ресурсов на распознание вероятных угроз и проблем.

Очередной, на мой взор, нужный момент, касающийся чувств полезности. Самооценка даже очень устойчивого в этом смысле человека — это непостоянная черта. В смысле, она изменяется то в ту, то в другую сторону повсевременно.

У кого-либо больше, у кого-либо меньше. Не сущность. Принципиально то, что когда у нас не самые наилучшие времена, то даже маленькая приятность начинает нами цениться очень. И за этим можно не узреть вероятные Проблемы. Потому, на мой взор, полезно в неголодном состоянии поразмышлять и сделать себе аспекты того, чего вы в отношении себя не готовы позволять.

И самое главное — почему? Чем более реальные, добросовестные себе обоснования вы отыщите, тем проще их в себя интегрировать, присвоить в опыт и опираться на их, защищая себя от проблем.

Создатель — Ксюша Аляева

Добавить комментарий