Попробуй не влюбись


Абонементов в спортзале не было: «Как освободится место, мы вам позвоним». Зато почему-либо был маркетинговый гостевой денек, когда каждый гость мог безвозмездно привести еще 1-го гостя. Так что я прогуливалась туда с Оксаной по воскресеньям.

Народу там, естественно! И я не всегда имела возможность следить, как Оксана занимается с личным тренером. Она мне больше гласила о нем: «Артем меня сейчас замучил», «Артем не разрешает мне это есть», «Артем меня ожидает». Поражало, как много места в ее жизни занимает выпускник института физкультуры. Но я это списывала на общее ее фитнес-помешательство: Оксана каждый денек несколько часов проводила в клубе, забросив супруга и дочь-школьницу. Зато смотрелась отлично. Как женщина с обложки спортивного журнальчика смотрелась, чего уж. Когда она со своим Артемом тягала железо, я невесело посматривала на их из кардиозоны и прикидывала, сколько еще килокалорий мне нужно спалить, чтоб иметь такие же формы, как у приятельницы. Триллионов 500?

Короче, не сходу я сообразила, что меж этими 2-мя что-то происходит. Ну и как осознать? Он же тренер. То за талию возьмет: «Оксана, чуток наклонись», то за локотки прихватит: «Не разводи!», то положит руки на плечи: «Соединяй лопатки, соединяй». Она, окончив упражнение, улыбалась, поправляла волосы, что-то гласила ему, он подходил поближе, практически впритирку, наклонялся к ней, чтоб услышать слова: не слышно же ни черта в этом грохоте штанг и музыки.

«Для тебя нравится Артем» — спросила она как-то. Я, занятая подсчетом потраченной энергии: «Полчаса на беговой, пятнадцать на эллипсе…», снова не направила внимания на то, каким тоном это было произнесено. Хохотнула: «По-моему, обыденный самовлюбленный тип. Ты качаешь бицухи на той дыбе в углу, а он стоит рядом и крутит ногу перед зеркалом, рассматривает свои икроножные мускулы». Заметив, как поменялось лицо Оксаны, я спешно добавила: «Вобщем, они все в этом спортзале такие. Но результаты с ним вроде отличные, я слышала, как другие девченки его хвалят».

Откуда я знала? Что она прогуливается в спортзал ради него. Что растрачивает на оплату занятий добрую часть собственной заработной платы. Что млеет от его заботы — тренер ведь: и гантели из вялых рук возьмет, и все подаст, и настроит, и подкрутит, и пульс проверит, и в глаза тревожно заглянет: «Оксанчик, как ты себя ощущаешь» За одну тренировку Артем проявлял к Оксане столько внимания, сколько ее супруг, наверняка, за год. Но при всем этом он был и императивным: «Работай. Вытерпи. Слушайся. Я произнес». Все, как российские дамы обожают.

А в последующее воскресенье я все попортила совсем. Услышала, как Артем некий служащей диктовал свои паспортные данные, и понеслась с этой вестью к Оксане: «Ну ты задумайся, как мужественная фигура делает мальчиков взрослее! Мне-то казалось, что ему уже за 30, а оказывается, всего 20 один». Оксана закончила надевать кроссовок: «Сколько» А я: «Прикинь, когда ты выходила замуж, твоему тренеру было семь лет».

Позже, когда все выяснилось, я ее утешала: «Обычная разница. Вы будете смотреться, как Деми Мур и Эштон Кутчер», но все очарование Артема для Оксаны пропало. Он ее уже не тревожил как мужик, она увидела в конце концов обыденного мальчугана с глупыми шуточками. Убиваться в спортзале только ради того, чтоб он стоял сзади и охватывал ее за влажную футболку: «Прогнись!», она уже не желала. Стала ходить туда все пореже, а позже и совсем забросила тренировки, растеряла форму. Сейчас для съемок на обложку ее навряд ли пригласят, разве только для журнальчика «Домоводство».

Зато я получила в клубе ее место. И тренера.

Создатель — Наталья Радулова

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru