Подводный камень для домашней лодки


Есть такое мировоззрение, что семья хворает и погибает, если не вылечивать симптомы заболевания — ссоры, выяснения отношений и тому схожее. А я думаю по другому: я уверена, что семейные ссоры — это и есть показатель жизнеспособности «организма». Почему-либо меня как раз нехорошо напрягают признания людей, проживших некоторое количество лет: «Мы никогда не ссоримся! Мы живойём душа в душу».

По-моему, это какое-то запредельное, ангельское состояние должно быть, чтоб не раздражаться, не предъявлять друг дружке претензии и не спорить с человеком, который всё время вертится у тебя на очах и повсевременно совершает какие-то нестерпимые тебе поступки. Опять-таки, гормоны — куда деваться от их «всплесков» в определённые периоды жизни? Неуж-то эти люди всегда были размеренными старичками?

Либо же они накалывают сами себя и окружающих, равнодушие считая достоинством и гарантом домашнего счастья? По-моему, если тебя ничто не возмущает в человеке, для тебя это неинтересно, для тебя всё равно, что он делает, чем занимается, то ты просто относишься к нему, как к чужому. Ну вспомните — «не холоден и не горяч»! Люди в маршрутке тоже терпимы, если соседи не давят на их возлюбленную мозоль. А близкие только этим и занимаются всю жизнь.

Мы прожили с супругом практически четверть века, и что, меня закончила раздражать его неаккуратность? Либо я полюбила его привычку стричь бороду тогда, когда я в запарке одеваю малышей и мы опаздываем на какое-то мероприятие? Либо мне мазохистски нравится мыть зеркало в ванной после каждой очистки зубов моим возлюбленным супругом? Как можно привыкнуть к тому, что только после генеральной уборки он вдруг начинает чинить какой-либо «ацкий» прибор и приводит кухню либо гостиную в полный кавардак (я уж про грязь умолчу)?

Вы скажете: какие мелочи! Фу, этот быт! А для меня лично домашняя жизнь и состоит в главном из этих мелочей. Естественно, отлично, если малыши (а у меня, к слову, это бессчетные малыши) позволяют вам заниматься собой и своим возлюбленным делом, совершать вылазки на природу либо в кинозал, ну и вообщем отрешиться от бренной реальности, сбежать, так сказать, от назойливого быта. А если нет? Мы как-то подсчитали, сколько времени я не была кормящей и беременной; оказалось — в общей трудности два с маленьким года из 20. А какой уж здесь театр, если у тебя на груди повсевременно кто-то висит?

Ещё на заре нашей домашней жизни я прочла умную идея: чем пробовать поменять супруга, не легче ли поменять своё отношение к его привычкам? Вправду, легче. Да и это тоже труд! Сейчас я смотрю на все его отличия с толикой драматичности, пишу весёлые рассказы на тему домашней жизни в «уютной ЖЖ-шечке» и таким методом сублимирую обычное раздражение. Но временами и мне нужно выплеснуть все свои претензии ему в лицо, так сказать.

Умопомрачительно то, что возлюбленный супруг каждый раз поражается моему возмущению. Его реакция неизменна: «А что тут такового?» И это искреннее недоумение смешит меня больше, чем бесит. Другими словами оно и бесит чуть-чуть, но смешит еще больше. И вот когда я улыбаюсь хоть краем губ, супруг осознает: он прощён. Но до того как мы достигнули такового внутреннего «всепрощения», были-таки скандалы. И наибольшая сложность лично для меня была: сделать это не на очах у малышей. Умилительно слышать от старших: мать, а вы с отцом вообщем когда-нибудь ссорились в молодости? Наверняка, отсюда и идут все эти легенды об отсутствии ссор.

Как тяжело мне было ссориться в первый раз! Ведь я была воспитана на книжках о романтичной любви, о галантных кавалерах и тяжелых дамах, на красивых стихах о постоянной нежности, а здесь такооое! «Всё, — задумывалась бедная молодая я, — это конец! Сейчас мы разведёмся! Он произнес это такииим тоном! Он орал на меня!» Я не могла уснуть всю ночь, я прорыдала подушку насквозь, я готовилась к утреннему роковому разъяснению, а возлюбленный супруг, расслабленно проспав до утра, рассеянно поцеловал меня в зарёванную щёку и удивлённо поинтересовался: «Что, нехороший сон приснился?» Оказывается, он не помнил, что вчера мне наговорил! Кстати, меня и это по первости возмущало, а не умиляло. Но годы шли, мы мудрели (ну, скажем, набирались опыта), ссорились, мирились, и все вчерашние обиды казались глуповатыми и нестоящими. К слову, я даже научилась засыпать сном праведника сходу после выяснения отношений.

И потому я совсем уверена, что ссоры выручают семью от разрушения. Все мы различные: для кого-либо норма — итальянский скандал с лупитьём посуды и одичавшими кликами, а для кого-либо одно слово, произнесенное жестоким тоном. Но выяснение отношений в семье — это непременное условие долгой и счастливой жизни. Ну и кто произнес, что счастливая жизнь — это жизнь ровненькая и стабильная?! Как раз напротив! В семье нет места скукотище и однообразию! А в продуктивных ссорах как раз очень ярко появляются нравы: вот я, оказывается, даже очень жгучая вещичка, а все окружающие считают меня человеком сдержанным и размеренным (супруг похихикивает в бороду).

Здесь я оговорюсь: я вообще-то вправду приверженец мирного пути разрешения конфликтов и стараюсь по способности не увеличивать глас, потому в душе я не скандалистка. Но с течением времени я удостоверилась, что до моего возлюбленного супруга размеренный тон просто «не доходит»: пока я не встану в позу и не выскажу всё самым прямым текстом, он не осознает, в чём сущность трудности. Никаких намёков и умолчаний! И необычным образом в таком состоянии совсем отчётливо становятся видны пути разрешения конфликтов. И нет тут рецептов: принимать ссоры раз в неделю либо раз за месяц. Здесь всё чисто персонально.

И вот ещё принципиальный момент. Очень нередко мы, дамы, считая себя во всём правыми, ждём от супруга неотклонимых слов прощения. Естественно, приятно и даже прекрасно: коленопреклонённый поверженный конкурент. Но разве же он нам неприятель?! И его унижение будет нам так приятно? Супруги почему-либо считают такие штуки вправду унизительными и неполезными для собственного самолюбия, что бы там ни гласили в правильных рыцарских романах. Может, это особенность только российских мужей? Не знаю, не изучала вопрос так глубоко.

Но зато я отыскала выход из этой ситуации: я подхожу к супругу 1-ая и прошу прощения в том, в чём я вправду была неправа, тогда и ему ничего не остаётся, как признать, что и он тоже был не прав. Так просто, да! Не знаю, так ли уж я смиренна по сути, так как 1-ое время я практически перешагивала через своё самолюбие и натурально топталась по собственной гордости. С возрастом нам уже и не необходимы эти уловки: обоюдная ухмылка, и мы уже всё запамятовали. Но сделать это привычкой я вам очень советую. Вообщем с примирением лучше не затягивать. Вы же помните евангельское — чтоб солнце не село до вашего примирения.

Одно только могу сказать: ссоры полезны ровно до той минутки, с которой после выяснения отношений закончит наступать мир и покой в семье. Вот это, по-моему, как раз и есть симптом заболевания. Если вы высказали свои претензии, а супруг обиделся и не вожделеет с вами говорить неделю (и ещё ужаснее — месяц), либо он просит прощения, а вы не желаете его прощать — вот это и есть болезнь. Неважно какая ссора хороша исключительно в рамках известной пословицы: «Милые ругаются — только тешатся». Если люди становятся не милы друг дружке, отдаляются и перестают осознавать обоюдные претензии, вот это и кажется мне началом конца.

И в данном случае опять-таки нет универсальных рецептов. Любовь уходит — что может быть ужаснее в домашней жизни? Только любовь помогает нам смиряться и вытерпеть. А домашняя жизнь практически вся — это и есть нечеловеческое терпение и неизменное смирение (которое очень успешно чередуется с минутками необычного счастья).

Единственное, что может спасти в таковой ужасной заболевания — это обоюдное (непременно — обоюдное!) желание сохранить любовь и, если нужно, взрастить её заного из малеханького отросточка, из чуть живого корешка.

И вот тут лежит тот подводный камень, который нам не видно, но плыть «семейной лодке» он мешает: сохранить семью, не сохранив любовь, фактически нереально. В какой-то момент брак без любви потерпит крушение. Или это будет уже не брак, а одна видимость не плохих отношений, когда двое живут в одной квартире, как в общежитии — без обоюдных претензий и обид друг ко другу, да и без обоюдного энтузиазма: едят в различных ресторанах, ездят в отпуск по-отдельности, имеют каждый собственных друзей и встречаются с ними «на стороне». Это комфортно, кто спорит, но для чего именовать это семьёй?

Выходит, что всеми правдами и неправдами приходится задерживать любовь, научиться созидать её в обыденных вещах, может быть, проводить раскопки этой любви либо даже реанимацию. Время от времени кажется, что любви уже и нет никакой, и все эти мероприятия – один сплошной обман.

Наверняка, многие со мной не согласятся: по идее обман — это плохо, это противоречит христианскому взору на мир, и не всегда все средства неплохи. А я вот не вижу другого выхода из этой ситуации, как вынудить себя поверить в то, что любовь живая. Сначала конкретно вынудить, практически против воли находить положительное там, где его не так много, приукрашивать реальность, стараться созидать всё через увеличительное стекло любви (припомнить, как это было в 1-ый период влюблённости, когда все те же свойства, которые раздражают на данный момент, казались полностью нормальными и не смущали).

Кстати, очень полезно оживить 1-ые деньки и месяцы после знакомства, самую первую встречу — зарождение любви. Мне лично очень посодействовало в таковой период воспоминание о наших первых эмоциях, которое я честно и прилежно записала (и часто перечитываю в трудные минутки). Привычка и обыденность стирает остроту чувств и яркость красок: все изумительные черты, которые в супруге кажутся обыкновенными, когда-то поразили собственной новизной и уникальностью.

Понятно, что мы-то, дамы, безупречны и до сего времени, но вот идеальность супруга очень потускнела с возрастом — как досадно бы это не звучало! Потому и нужно вернуть собственный взор на возлюбленного, протереть, так сказать, свои очки.

Естественно, с течением времени они станут вам уже не необходимы: вы будете созидать супруга таким, какой он есть, но при всем этом перестанете так дико раздражаться от его несовершенств. Ну разве что совершенно немножко. Мне кажется, неудача наша женская в том, что мы ждём какого-то безупречного неземного (фактически ангельского) спутника жизни.

А ещё мне помогает такое обычное средство: посмотреть и на себя очами супруга. Да, ему подфартило со мной, но так ли уж очень? Моя патологическая чистоплотность должна очень раздражать человека, который не придаёт значения мелочам. Моя ревность к его мамы и стойкое неприятие её стиля жизни и способов воспитания тоже не может вызывать у него сострадания.

Моё вечное рвение услышать какие-то слова, подтверждающие сильные чувства, должно быть откровенно неприятно ему как человеку немногословному: «Ну сколько можно гласить? Люблю, естественно!» А эта нескончаемая «нагрузка» и возня с детками мал-мала-меньше, воспитательные «моменты» (кто их только выдумал!!!) и ночные подъёмы по тревоге, как и постоянные поездки в травмпункт — это вообщем непереносимо для обычного человека. Но он же терпит! (Тут, кстати, не нужно себя накручивать и добавлять: я тоже терплю!).

Правда, есть ещё один магический эликсир счастья, о котором принято конфузливо помалкивать в нашем воцерковлённом окружении: это любовь тел. Нет ничего посильнее, чем этот обмен энергиями, пронизывающими парней и дам по-разному, а поэтому и таковой нужный в собственной «грубой» физической форме. Мы можем стремиться к неописуемым духовным высотам, поститься и молиться по-монашески, полностью погружаться в работу либо в творчество, но ни при каких обстоятельствах мы не должны отказывать друг дружке в близости.

Любовь тела — это и доверие, и принятие, и удовлетворенность удовольствия. И если пропадет и эта удовлетворенность, вернуть дела будет ещё сложнее, если не сказать — нереально. Я не говорю, что идеальный вариант окончить ссору — это кровать. Но с другой стороны, почему бы и нет? Во всяком случае, это хороший вариант. Тут есть только одно «но» — другой раз малыши (а они всюду!) не позволяют нам приступить к исцелению немедля.

Кстати, малыши. Почему-либо мы нередко говорим о том, что «устами младенца»… и тому схожее. Но так ли нередко мы прислушиваемся к воззрению наших малышей? Спросите у их, желают ли они развода родителей?

Я вообщем думаю, что малыши не воспринимают нас по отдельности, для их мы (папа и мать) — это одно существо, это бог их детского мира, который обеспечивает им счастье и удовлетворенность, полноту бытия. Для ребёнка развод родителей — это трагедия, крушение, травма на всю жизнь. Говорю это, как ребёнок, переживший развод родителей.

Семья — очень непростой организм, чтоб безболезненно и свирепо отрезать некий член. Лучше всё-таки не допускать до таких последних мер и стремиться сохранить его здоровье.

А любовный роман — он как раз в неподарочном издании бывает ооочень неплох!

Создатель — Юлия Комарова

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru