Почему принципиально быть инфантилом


— Ты как ребенок, — гласит мне друг.

Он произносит это без восхищения, да и не осуждает. Он удивляется. Я не понимаю его, тогда и он разъясняет, что у меня всегда есть желания — я желаю есть, пить, в туалет, мороженое, платьице, курить, снова в туалет, посидеть, погулять, высморкаться, точно такую же сумку, как у царицы Елизаветы 2-ой… и так без конца. Это «по-детски».

— Я потерплю, — отвечает он мне, когда я беспокоюсь, не желает ли он есть, пить, в туалет либо новые джинсы.

Вытерпеть — это по-взрослому. Сдерживаться. Вести себя уместно. Благопристойно.

Такое чувство, что мы вырастаем, умнеем, богатеем только для того, чтоб перевоплотиться в зануд, которые вечно для себя во всем отказывают. Публичное мировоззрение вдруг становится так принципиальным, что лучше не выходить из дома (и отключить фейсбук). Мы боимся быть несуразными, забавными, боимся оступиться либо обмолвиться.

Я сижу в кафе и смотрю на девченку лет 6, которая идет мимо. На ней платьице, которое велико, и его усадили английскими булавками. Оно из тюля и в блестках. Еще на девченке дождевик в цветах и резиновые сапоги. И 5 хвостиков на голове.

Она может так смотреться, так как ребенок имеет право быть эксцентричным и получать наслаждение от жизни. Она не считается с тем, что о ней произнесут люди. Она надела все наилучшее сходу — и счастлива.

Скоро это пройдет. Она пойдет в школу — и там малыши начнут друг к другу придираться. Если все носят сероватое — ты не пойдешь в розовом. Тебя засмеют. Ты будешь носить те же джинсы — аберкромби либо юникло. Позже ты пойдешь на службу и будешь высиживать в конторе в сероватом костюмчике. А если отыщешь работу в журнальчике либо маркетинговом агентстве, то твоей униформой станет урбан оутфиттерс либо супердрай.

Ты будешь одеваться, как положено, мыслить, как положено, и делать то, что положено человеку твоих лет. Ты даже будешь гласить о ком-то «инфантильный» — с замечательным, ничем не заслуженным высокомерием. В большинстве случаев это будет означать, что человек не делает того, чего от него ждут. Чего ты от него ждешь.

Ты не заметишь, как пройдет лет 5 — и ты уже не сможешь надеть маленькую юбку либо обтягивающие джинсы: вдруг кто поразмыслит, что ты «молодишься». Ты начнешь осуждать парней, которые приобретают байки — это будет называться «седина в бороду — бес в ребро».

Ты включишь возрастной ценз и будешь смущяться практически всего на свете. Так как взрослые люди не бывают несуразными. Они делают все «правильно». Они «должны». И «соответствуют».

«Инфантильный» — очень странноватое слово, смысл которого всегда отдаляется от тебя, как условная линия горизонта. Очень неугомонные, радостные, несдержанные, капризные и экзальтированные люди числятся инфантильными в нехорошем смысле слова. Видимо, заслуживает почтения только угрюмость либо вялость.

В Берлине я на каждом шагу вижу людей, которые запамятовали повзрослеть. Они одеты в странноватые вещи, они возят малышей в сад на велике, они прогуливаются по улице и поют. В 40 лет они работают официантами, «хотя по сути они художники» — и галерея в конце улицы выставила две их картины.

Берлин — это город «взрослых детей» — людей, кто еще не успел израсходовать свои мечты и надежды. Пусть даже пустые. Пусть на эти мечты не приобретешь за деньги ни пентхаус, ни сумку от Эрмес (неким удается), но мечтателю сойдет и картонный пакет, который при помощи воображения можно наделить самыми различными свойствами. (Позже таковой же пакет из наилучшей телячьей кожи выпустит предприимчивый Луи Вьюттон и продаст за две тыщи евро.)

Естественно, я вижу здесь и взрослых — они выходят из собственных «мерседесов» и прогуливаются по улицам в бежевой одежке с таким выражением лица, как будто здесь можно захворать Эболой. Им любопытно, но жутко. Они желают здесь жить, и они уже замыслили выстроить гаражи заместо барахолки. (Блошиный рынок — это забавно, но непрактично, а склонность все сделать утилитарным — особенность «взросления».)

Главный вопрос взрослого человека: «Какой мне от этого прок?» Посиживать три часа в кафе с хорошими людьми и смеяться — это удобно? Полезно? Это могут для себя позволить предки троих малышей? Либо, может, лучше возвратиться домой, отключить веб и начать превращать собственных малышей во взрослых, запрещая им все в мире?

У меня есть компаньон, который не может развлекаться в обществе тех, от кого ему никакой полезности. Если он осознает, что здесь не продашь ни одной картины, то, даже пусть рядом будут Вуди Аллен и Дилан Моран, он будет посиживать с темным видом и жевать губки.

Взрослые все свободные минутки расписывают с полезностью: химчистка, гипермаркет, спортивный зал, уборка. У их никогда нет времени на наслаждения — они вчеркивают тебя меж йогой и салоном красы, успевают поведать, как их мать болела воспалением легким, а они сами попали на Майорке в четырехзвездочный отель заместо пятизвездочного — и уносятся по своим дико принципиальным делам. Будто бы у тебя нет матери и будто бы ты не терял паспорт в Испании.

Взрослые всегда будут относиться к для тебя со снисхождением. Они скажут, как следует жить. Постараются отыскать для тебя жениха в ортопедических башмаках, который скажет всю правду о том, сколько конкретно нитрата аммония в гамубургерах из «Макдоналдса».

Они будут гласить «мне бы твои проблемы». Внимательны они будут только в этом случае, если тебя бросит хахаль либо тебя уволят с работы. Это ведь реальная жизнь. Взрослая. А пока ты не очень переживаешь о такового рода событиях, они будут потаенно тебя презирать и считать ветреным.

Ты не можешь быть счастлив и свободен только поэтому, что хочешь. Это инфантильно. Только в месиве страданий, огорчений и проблем ты заслуживаешь право считаться разумным существом. Приди и скажи взрослому о собственных дилеммах со здоровьем либо налогами — и ты тотчас станешь его самым близким другом.

В наши деньки люди стали более «инфантильными», другими словами схожими на малышей в самом потрясающем смысле. Живут, как придется, не обращают внимания на все эти догмы — «тебе уже 20 5, нужно родить малышей и носить кальсоны».

Заботы и трудности придут сами — с течением времени, и не нужно их приманивать, создавать неверные проблемы, усложнять. Не нужно подавлять внутри себя наивность, легкость, не нужно душить воображение и втискиваться в рамки так именуемых приличий так, как будто это последний поезд.

Будьте как малыши. Радуйтесь тому, что по стеклу ползет козявка. Ешьте на обед мороженое и поезжайте на работу в пластмассовой короне. Мы предназначены для радости.

Создатель — Арина Холина

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru