О припасе доброты


Пятым в перечислении плодов Святого Духа у Апостола идет благость. Идет речь о доброте, доброжелательности, желании добра другим людям и всему творению. Это то, чего всегда не хватает в нашем мире — то, что люди ждут от других и неспособны проявить сами. Как писал в собственной «Трехгрошовой опере» Бертольд Брехт,

Недобр и нехорош

Твой ближний. Ну так что ж!

Стукни его ты промеж глаз.

И будет он неплох.

В человеке скуден

Доброты припас.

Лупите смело, люди,

Ближних промеж глаз.

Припас доброты в человеке реальность скуден и кончается стремительно — как пелось в некий песенке, «а у нашей любви села батарейка». Батарейка нашей доброты кончается очень стремительно — в особенности беря во внимание, как стремительно наши ближние ее расходуют. Но христиане — это не люди на батарейках. Это люди, которые питаются от сети. Они подключены к величайшему источнику — по сути, Первоисточнику — благости. Благость христианина — дар Святого Духа, а не что-то, что он производит из себя, автономно. Он принимает, отражает и передает благость Бога.

В Новеньком Завете это греческое слово, переведенное как «благость» встречается еще пару раз. Писание гласит о благости Бога — Бог проявляет «богатство благости» по отношению к грешникам, Его благость ведет их к покаянию (Рим 2:4), Бог совершает Свои спасительные деяния, «дабы явить в будущих веках преизобильное достояние благодати Собственной в благости к нам во Христе Иисусе» (Еф.2:7)

Его доброта не ставит подготовительных критерий. Бог добр не к тем, кто этого заслуживает, а к тем, кто в этом нуждается. А нуждаются все. Христиане, со собственной стороны, призваны подражать благости Бога — быть его представителями в этом мире, возвещать Его послание, передавать Его любовь. Как гласит Господь, «Вы слышали, что сказано: обожай близкого твоего и ненавидь неприятеля твоего. А Я говорю вам: любите противников ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Собственному всходить над злыми и хорошими и отправляет дождик на праведных и неправедных. Ибо если вы будете обожать любящих вас, какая вам заслуга? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особого делаете? Не так же ли поступают и язычники?» (Матф.5:43-47)

Такое поведение стопроцентно противоречит всему, к чему мы привыкли. Мы привыкли, что наш долг — конкретно обожать собственных соратников и непереносить противников, и мы привыкли проявлять безразличие к тем, кто не является ни тем, ни другим. Ненависть к противникам — принципиальный аспект групповой лояльности, простой (и самый действенный) метод заявить «я — собственный!» Проявить такую ненависть еще легче, чем любовь к «своим», и часто даже новообращенный православный христианин, желая проявить преданность к Церкви, спрашивает — «кто здесь неприятели Церкви? Безбожники? Еретики? Сектанты? Извращенцы? Сейчас я буду так громко скрежетать на их зубами и топать ногами, что все увидят, какой я испытанный и верный православный!»

Когда мы слышим о любви к противникам, мы ощущаем себя очень некомфортно — а что поразмыслит моя дворовая компания, мое племя, моя партия, если я возлюблю их противников? Не сочтут ли меня предателем со всеми вытекающими? Ведь преданность «своим» проявляется в ненависти к «врагам», как ж по другому?

Но Христос гласит — нет, Бог благ к непризнательным и злым, и вы будьте. Можно пробовать обойти эти Его слова, предположив, что речь тут идет о «личных» неприятелях, а вот противников нашего племени либо нашей партии по прежнему позволено непереносить. Дескать, если некто украл у меня 5 тыщ рублей на почве личной неприязни, то он личный неприятель, и мне его заповедано обожать; а если он сделал то же самое из ненависти к святой Церкви, русскому народу, либо еще каким-то надличным общностям, то уже не личный, и я могу с незапятанной совестью его непереносить.

Но слова Господа не позволяют обойти их таким макаром — Он обращается конкретно к людям, которых их неприятели гонят не из каких-либо личных обстоятельств, а из ненависти ко Христу («за имя Мое») и правде вообщем («блаженны изгнанные за правду»).

Бог любит противников правды, злодеев и гонителей, и отыскивает их спасения, а не смерти. Он проявляет благость (в синодальном переводе этого стиха — «благодать») по отношению к дурным и испорченным людям: «Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорливы, заблуждшие, были рабы похотей и разных наслаждений, жили в злости и зависти, были скверны, терпеть не могли друг дружку. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасателя нашего, Бога, Он выручил нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Собственной милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасателя нашего» (Тит.3:3-6)

Христиане — представители Бога в этом мире, исполняющие Его дело. Это нелегко — Он и не обещал, что будет просто. Но сначала, нужно отважиться — я принимаю повеления Спасателя как обращенные ко мне лично, и хочет их исполнять.

Для этого необходимо отодвинуться в сторону со своими неприязнями и ужасами, симпатиями и антипатиями, и предоставить себя в орудие благости Божией.

Люди, которые работают с клиентами — к примеру, торговцы — мастерски могут отодвинуть в сторону свое раздражение либо обиду, если клиент ведет себя неадекватно. Делают они это не из любви к Богу — а всего только за заработную плату. Они на работе; они исполняют дело, за которое взялись, и исполняют его отлично.

Мы призваны покориться Христу как Господу и исполнять дело, которое он на нас возложил — силой Святого Духа, Которого Он дает нам в молитве и Таинствах Церкви.

ХУДИЕВ Сергей

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru