О неумеющих обожать


Когда мне было лет пятнадцать, я была безрассудно влюблена в 1-го парня. Тогда мне казалось, что и все другие люди вокруг – от 13-ти и старше – непременно влюблены, ну, понимаете, как в песне – «Жить без любви, может быть, просто, но как на свете без любви прожить?». Но позднее, много позднее я вдруг сообразила, что есть мужчины и дамы, живущие без этого чувства. Нет, они, естественно, обожают родителей, друзей, собаку, пирожки с капустой либо футбол… Но любви – той, о которой мы мечтаем в молодости, – у их так никогда и не случается.

У меня есть подруга, которая вот уже лет пятнадцать пребывает в состоянии неизменной влюбленности. При этом беспрерывном: одно платоническое чувство чередуется с другим, позже сменяется неплатоническим, потом опять «безответная любовь», «обжигающая страсть» и т.д. и т.п. Другими словами она влюблена всегда. По-моему, это ее и заполняет актуальной энергией. Есть другая знакомая, которая влюблена в собственного супруга вот уже лет 10. А есть еще, скажем, Маша (хотя она и не против того, что я о ней пишу, пусть будет измышленное имя), которая никогда не обожала ни 1-го мужчину. Ну вот так вышло. О ней я и желаю поведать.

Маша выросла в самой обыкновенной семье и была самой что ни на есть обыкновенной женщиной: обожала болтать с подружками, ходить по магазинам за новыми нарядами, веселиться на дискотеках и глядеть киноленты с прекрасными актерами. Лет в шестнадцать, когда все подружки уже пережили первую любовь, она только ее обрела. Во всяком случае, ей так казалось. Повздыхала пару месяцев по однокласснику, пока не отважилась сказать о собственных эмоциях. Тот поначалу опешил, позже обрадовался и пригласил на свидание. А уже через пару-тройку таких свиданий Маша сообразила, что ей с ним нестерпимо скучновато. И не таковой уж он и прекрасный… В общем, романа не вышло, а влюбленность стремительно сошла на нет.

Последующим претендентом на сердечко был друг ее старшего брата и мечта всех девчонок старше восьмого класса. Маша честно встречалась с ним целых полгода, а позже бросила. Так как он ее обожал, а она его – нет. «Ну для чего мне человек, который глядит преданными очами, звонит каждый час, когда мне охото убежать? Ну да, он милый и хороший, но я его не хочу», – гласила Маша.

Бурная студенческая жизнь втянула Машу в собственный водоворот. Она отлично обучалась, но при всем этом успевала и веселиться. Вот здесь бы и втюриться, но не тут-то было. Юношеская беспечность прошла, и Маша серьезно забеспокоилась, что она не как все – подруги влюблялись и с головой уходили в свои романы, кто-то уже выходил замуж и рождал малышей, а она все чего-то ожидала. При этом фанаты у нее были. Вспоминается Сашка, который каждую неделю дарил ей букет и приглашал на свидания, смотрел влюбленными очами и ожидал взаимности. Маша его жалела, букеты воспринимала, на свидания прогуливалась, но ответить взаимностью не могла. Через несколько лет Сашка женился на привлекательной рыжеватой хохотушке со второго курса. Кажется, на данный момент полностью для себя счастлив с ней.

А Маша… Маша успела пережить четыре бурных романа, один из которых привел к браку. Она вроде даже была немного влюблена в собственного супруга, но полюбить его так и смогла. Нет, не изменяла, уважала, лаского хлопотала и даже желала родить ему наследника. Но любви как не было, так и нет. В конце концов он ушел к сотруднике, которая души в нем не чает. Молвят, собирается на ней жениться. Маша порыдала-порыдала, и решила жить одна…

Как-то, сидя у меня на кухне и поедая 4-ый кусочек принесенного Машей пирога, мы разоткровенничались. Я поведала ей о том, как не так давно встретила Игоря, в которого была влюблена 10 годов назад. Тогда он меня не замечал, а сейчас был так рад, что пригласил «посидеть в кафе и вспомнить былое». Я серьезно задумалась. Я как раз пробовала склеить сердечко либо что там от него осталось после ссоры и расставания с мужиком, которого, дурочка, все еще обожала. «А что, если забыться и ринуться Игорю на шейку?» – спросила я Машу. «Бросайся», – темно ответила Маша. И добавила минутку спустя: «А я замуж выхожу…». Оказалось, Маша, невзирая на неспособность обожать по-настоящему, быть одна не вожделела. Она встретила мужчину – «порядочного, хорошего, обеспеченного» и, что самое принципиальное, не влюбленного в нее. Маша желала семью, родить малыша. А «мексиканские страсти» пусть будут у других. Вот так…

В молодости нет полутонов – все кажется или черным, или белоснежным. Любишь ты и обожают тебя – белоснежное. Любишь ты, тебя не обожают – темное. А Машина жизнь, как в молодости, так и сейчас, состоит из сероватого. Сплошного сероватого, даже без цветов. Выходит, лгала песня, что жить без любви не так просто… Маша летом выйдет замуж во 2-ой раз. И опять за человека, которого не любит. Но уповает, что с ним она обретет если не счастье, то хотя бы покой. А я вот думаю: ей всего 36 лет, еще столько впереди… А что, если она встретит-таки мужчину, который обучит ее обожать? Что тогда? Кинуть все — и в омут с головой? Либо просто сделать вид, что ничего не поменялось? Я желаю ей все-же ощутить, что означает обожать и мучиться. В сероватом мире, может, жить легче, но очень уж тоскливо.

Добавить комментарий