О грудном вскармливании


Мне молвят: «Для чего ты столько говоришь о грудном вскармливании? Корми для себя тихонько и не вступай в споры». Само собой. Но я вижу, что идет речь не только лишь о грудном вскармливании. Идет речь о моем теле дамы и о том, что общество считает, я должна делать/не делать с моим телом. Я не выношу, когда меня пробуют втиснуть в узенькие рамки, только так как в голове у толпы они есть. И «большая часть» для меня ни-ког-да не было равно правде.

Мое тело до родов и после (самовосприятие)

До беременности, родов и грудного кормления я была самой обыкновенной девушкой-ДЛЯ-мужчин. Я без всяких стеснений так себя называла. Мое тело поддерживалась в прелестной форме, благодаря танцам, велику, роликам и упражнениям (так как так я ощущала себя в теле и так как так мое тело было близким к тому, чтоб называться безупречным и самое главное, делать меня вожделенной).

Вот когда я направляла внимание на свое тело — когда нужно сделать все, чтоб оно совратило и когда требуется использовать его желание.
А для чего же оно еще? — не так ли. Живет для себя и живет.

Беременность, роды и ГВ не просто сделали тело повсевременно ощущаемой частью меня, но чуть не центральной, диктующей мне ритм, условия, настроения, мысли, дела.

Гормональные бури, снутри малюсенькое существо, боли, тяжесть тела, муки и удовлетворенность родов, на физическом уровне ощущаемая связь с ребенком, в первый раз присосавшийся ребенок, послеродовая депрессия, неизменная вялость, воздействие соприкосновения оголенной матери и малыша на его покой, улучшение лактации, установления близости, молоко, бьющее из груди, пропавшее/показавшееся сексапильное желание

Свобода. Дама себе.

Самое принципиальное — я закончила ощущать себя для-мужчин. Благодаря ребенку я освободилась. Через «порабощение» материнством обрела свободу себя: тела, разума. Какая-то мощная структура двинулась в сознании и стало ясно: я существую в собственном теле просто так. Не для секса, не для красы, не для радости общения с мужиками. Это есть все, но мое тело не только лишь для секса и ублажения взоров.

ГРУДЬ. Свобода. Кормление. Извращение разумов.

Я закончила принимать свою грудь, как сексапильный знак. Я возбуждаюсь от прикосновений мужчины к моей груди и интенсивно использую сексуальность груди для мужчины в соблазнении и сексе. Но при всем этом обнаженная грудь закончила лично для меня быть только секс-фетишем. Либо только кормительной частью тела. Просто у меня есть грудь. Я не вижу ничего сверхординарного в выставлении груди напоказ либо фотографировании. Это закончило быть актом соблазнения. Это просто мое тело. Оно мне нравится только так как оно такое сложное и необычное, так как я чувствую, что оно у меня есть.

Понимаете, что больше всего напрягает тех, кто так гневно пробует обосновать кормящим мамам (которые, ужас какой, сели на улице на лавочку покормить малыша по его требованию), что они выставляют напоказ некоторый интимный акт? — вероятное прилюдное обнажение груди и сам факт того, что эту грудь на данный момент кто-то (непринципиально, что ребенок) сосет, облизывает, держит во рту и в руках. Звучит возбуждающе? Для многих людей факт кормления не вызывает никаких чувств, не считая как — нормально, так и заложено природой. Но не для всех. И эти «не все» отражают потребительское отношение общества к телу женщины.

Дамы лицезреют соперниц. Ведь если другая вроде как обнажает грудь, то ее супруг обязательно возбудится. Парней возмущает факт того, что ГРУДЬ употребляется кем-то не по прямому предназначению (секс), ГРУДЬ оголяется, но не для похоти мужчины, а для малыша. Какая гадость! В уме возмущенных парней складывается отвратительная картина: ГРУДЬ=секс, ГРУДЬ+ребенок=педофилия, кормящая дама = съехала с катушек. Еще важный факт — сам акт сосания вызывает у людей омерзение из-за его физиологичности: из тела течет жидкость и ребенок ее пьет.

Почему появляется омерзение? Дама ДОЛЖНА. Тело — «гадость».

А так как есть большие трудности в восприятии тела женщины в современном обществе.

Вызывают омерзение:

— как молоко льется из груди,
— что из влагалища выделяется не только лишь смазка для секса, но происходят каждодневные выделения,
— подмышки потеют,
— волосы вырастают всюду, где ни попадя,
— возникают прыщи и угри и не только лишь на лице,
— кожа становится дряхлой,
— возникают морщины,
— откладывается жир в различных местах тела,
— тело меняет форму,
— после родов у многих геморрой либо заднепроходные трещинкы
— шрамы после КС
— обвисают груди, попка, животик
— что дама становится старенькой
— что люди погибают

Ведь вот гадость, да? Даже читать об этом отвратительно, не то, что мыслить. А здесь дама посиживает на лавочке, выделяет белоснежную жидкость из груди, единственное призвание которой (груди)- сексапильное возбуждение мужчины и другой человек (человечек) это высасывает ртом. Фу, тошнит аж. (Драматичность, практически с состраданием к страдающим).

Мы ведь малыши собственного времени. Большая часть утверждает, что даме положено быть (не природой заметьте) гладенькой, с накаченными либо отфотошопленными формами, не пахнущей ничем, не считая дезодоранта, впору ложащейся на операцию по снятию излишней дряхлой кожи, подтяжке груди, лица, да что уж там — всего тела… в общем, чтоб все, что там природой даме назначено лучше бы не было видно вообщем. Никак.

Помешанность общества на теле (фитнес, зож, пища, секс) и омерзение к телесному в даме — стороны одной медали — отсутствие СВОБОДЫ распоряжения дамой своим телом.

Зато ни у кого не вызывает омерзения факт проникания мужского члена в разные отверстия дамы. Вся эта набухшая, подрагивающая плоть, трение, сопение, конвульсии и прочее. Женщина-для-мужчин — это отлично. Но дама сама себе, как ей природой дано — это отвратно. (я непременно приведу отдельным постом комменты к этому посту в разных источниках для доказательства и статистки). Дама для малыша — это «тупая курица» и отвратно. И все таки почему про секс никто не гласит отвратно, чисто для поддержания баланса?

Удовольствие собой. Свобода разума от долженствования. Тело — движение в погибель.

Можно я буду потеть, подкармливать, не заниматься спортом, если мне этого так охото, есть столько тогда и, когда мне этого охото, бегать, плясать, заниматься сексом, рождать/ не рождать малышей, держать их на руках, плавать, обымать близких, стареть, болеть, дохнуть без того, чтоб мою Личность оценивали по степени подгона моего тела к эталонам большинства?

Я ощущаю свое тело СВОИМ. Я смотрю, как возникают 1-ые морщинки, как изменяется форма тела, как кожа перестает быть упругой. Я позволяю расти волоскам либо убираю их, если мне так охото. Я выяснила собственный запах. Я ощущаю себя в теле, как проводнике-поезде по дороге жизни. Его процессы оказывают влияние на меня, мою душу и мой дух так же очень, как и душа/дух на тело. Мое кормление в моем несексуализированном уме не представляется ничем, не считая кормления малыша. Я приеду в зрелость. Я приеду в старость. Я пищу к Погибели. Телом.

Создатель — anna-domanova

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru