Мы — дамы, которые не могут обожать


Мы — дамы, которые не могут обожать. Мы дамы, которые не могут управляться со своими чувствами. Мы не осознаем собственных чувств, не осознаём, не принимаем, совсем не умеем с ними обращаться.

Мы их то выплескиваем на всех попорядку, то скидываем на тех, кто слабее, а то давим снутри. Если нас раздражают малыши — мы на их кричим. Если нам нагрубили на работе либо не дали премии — мы срываемся на детях. Когда раздражает супруг – «виноваты» опять ребёнок либо собака.

Мы не принимаем собственного отвратительного настроения и боремся с ним. Мы давим внутри себя злоба и обиды, зарабатывая заболевания. Мы улыбаемся, когда сердечко разрывается, чтоб казаться неплохими.

Чтоб никто не поразмыслил о нас плохо, не умеем отказывать и гласить о собственных желаниях, дилеммах, ужасах. Время от времени нам проще порвать дела, чем прояснить обиды и недопонимания. А когда скапливается критичная масса, мы катаем истерики на ровненьком месте.

Из-за того, что супруг купил неверное молоко, мы можем даже развестись. Мы не контролируем ту бурю, которая вырывается наружу. Мы творим совсем одичавшие вещи, за которые позже очень постыдно. И мы даём для себя обещания, что больше никогда и ни за что. И зажимаем свои чувства ещё посильнее. При всем этом мы не умеем ликовать.

Мы сдержано реагируем на подарки, отнекиваемся от комплиментов. И когда снутри нас волна благодарности — еле вымучиваем из себя «спасибо». Нам трудно делать комплименты, хвалить малышей, супруга, саму себя. Мы не умеем признаваться в любви и принимать эти признания.

Даже отличные чувства снутри нас – скованны и зажаты. Мы не умеем просить, боимся казаться уязвимыми. Мы всё время бравируем своим «я сама», в глубине души опасаясь, что так придётся жить по сути.

Мы можем всему научиться и всё уметь, но мы не сможем быть счастливыми в таком положении. Женщина-супермен плачет в подушку от одиночества, отсутствия заботы и тепла. Её сердечко становится каменным, она совершенно не умеет обожать.

Мы дамы, которые не понимают самих себя. И потому нас никто не может осознать. Мы желаем любви, но убегаем от неё. Мы мечтаем о семье, и потому строим карьеру. Мы желаем малышей, потому откладываем это как можно далее. Мы логичны в собственной алогичности. И чем поближе мы к своим мечтам, тем резвее бежим оттуда.

Мы не осознаем собственных потребностей, подстраиваемся под общие стереотипы и модели повторяем за кем-то, копируем. И живойём не свою жизнь. Наша жизнь проходит мимо незамеченной. Мы дамы, которые совсем себя не знают. Мы не знаем, чего желаем и для чего. Мы знаем, что желает на ужин супруг либо, что желает в подарок ребёнок.

Но не знаем, а чего желала бы я сама. Как повеселить себя? Что сделать себе? И можно ли вообщем меня кое-чем повеселить? Что я люблю, что мне нравится? А главное – кто я? Какая я?

Какие у меня потребности? И как отделить программки матери, социума, стереотипы от собственных внутренних желаний и стремлений? Мы умеем жить как все и вопреки всем. Но не умеем быть счастливы с самими собой, когда никто не глядит и никто ничего не ждёт.

Мы дамы, которые могут казаться и иметь, но не могут быть. Мы желаем иметь малышей и казаться всем неплохой мамой. Но мы не можем материнством услаждаться. Всё время куда-то бежим и ждём, «когда станет легче». И совсем не умеем служить.

Мы умеем приносить миллионы никому не подходящих жертв во имя прекрасной рисунки и статуса безупречной мамы. Но не умеем слышать голоса наших малышей, не умеем помогать им и поддерживать.

Мы требуем от их любви, осознания, принятия, а ещё чтоб ими можно было гордиться. Чтоб они делали то, что мы желаем и потому что мы желаем. Хотя этого желаем даже не мы сами, а просто так принято и так верно. Мы желаем иметь прекрасные платьица, но не желаем быть прекрасными сами по для себя. Без косметики, украшений, нарядов.

Не умеем нравиться для себя такими, какие мы есть. Нам всё кажется, что мы толстые-худые, что у нас безобразные глаза-уши-нос. Что непременно необходимо делать для себя искусственные реснички, искусственные волосы, грудь. Чтоб быть прекрасной. Не понимая, что наша краса – это сияние в очах, плавные движения тела, счастливая ухмылка.

Остальное – только декорации. Мы желаем всем нравиться и никого не разочаровывать. Делаем то, что желают от нас другие, хотя самим это делать тяжело и неприятно. Мы опять и опять кладём на жертвенный алтарь свои интересы, поэтому как даже не знаем, а какие они у нас?

Мы делаем то, что от нас ожидают и требуют – предки, социум, близкие, начальник… Единственный человек, которого мы не спрашиваем ни о чём, — это мы сами. Выходит, что это самый неважный в нашей жизни персонаж.

И разве такая жертвенность может принести кому-либо счастье? По-настоящему служить может только тот, у кого сердечко много любви, а не ужаса. Мы дамы, которые страшатся оставаться наедине с собой и своим внутренним я. Так как этот человек нам незнаком. А с незнакомым жутко.

Мы боимся сами себя. Той силы, что есть снутри нас, нашего могущества, наших способностей. Мы боимся отыскать внутри себя что-то ужасное, нам всегда кажется, что у нас снутри этого много. Что оно вот-вот выскочит и всё попортит, сломает, разрушит.

Мы это знаем, мы время от времени встречаемся с такими ситуациями, когда что-то прорывается изнутри и начинается хаос. Если длительно не заострять внимания на шёпот любви, не услышать голоса совести, то начинает работать рупор страданий… И чем больше мы зажимаем всё это в себе ради прекрасной рисунки, тем посильнее разрушения.

Мы не умеем слушать свою душу, мы запамятовали, что мы сами души, считая, что у нас есть душа. Потому мы считаем себя телами. Заботимся о том, как не постареть, как сохранить тело, как тело накормить. Как накормить душу? Думаем ли мы об этом?

Мы запамятовали о собственной Божественной природе, и нам кажется, что мы произошли от обезьян. Но какой девченке по сути охото быть той, которая произошла от животного? А ведь «девочка» имеет в собственной базе корень «Дева» — божественная. И это ответ для нашей души, который мы никак не желаем услышать. Мы дамы, которые запамятовали о собственной ценности.

Потому мы разбазариваем себя вправо и влево. Живойём в штатских браках, бегаем за мужиками, убиваемся на работе, увлечены сексом с кем попало, открываем своё тело на всеобщее обозрение. Мы позволяем себя лупить, оскорблять, унижать.

При всем этом считая себя правой, неплохой, возлюбленной, либо напротив – никчёмной, нехороший, никому не подходящей. Хотя в каждой из нас укрыта большая сила. И для того, чтоб её активировать, необходимо начать относиться к для себя с почтением, заботой.

Начать сберегать себя и всё то, что дано нам от природы. Ради того, чтоб при помощи внутренней силы делать счастливыми всех тех, кто рядом с нами. И не просто «счастливыми», а счастливыми по-настоящему.

Мы дамы, которые не могут обожать и которым по сути нечего дать другим. И это самое печальное. Мы дамы с каменными сердцами. Которым не посодействовали раскрыться в нежном возрасте, когда сердечко ещё живое и горячее.

Которых повсевременно охлаждали упрёками, исправлениями, наказаниями, эталонами. И охладили так, что сердечко стало ледяным, как у Снежной Царицы. Хотя когда-то было живым и жарким, как у Герды.

Мы так и живойём – замороженные, полуживые, биороботы, механистичные, с пустотой снутри. Пустотой, которую никак и нечем заполнить. Даже миллионы прекрасных платьев и супер удачная карьера не посодействуют. Но всё-таки мы дамы, которые почти все могут поменять. У нас есть доступ к познаниям, мы умеем обучаться, мы готовы развиваться и желаем быть счастливы.

И если изменимся мы сами, поменяется и мир вокруг. Мы дамы, и мы обладаем большими способностями. Они даны нам выше – необходимо только понять это и поменять отношение к для себя. Спасти саму себя из водоворота привычек, стереотипов и глуповатых поступков. Мы можем отправиться в путешествие за своим сердечком, как когда-то Герда пошла выручать от стужи Кая.

И сложность исключительно в том, что выручать нам необходимо поначалу себя. Нет смысла обучаться обожать других, если наше сердечко – прохладное. Мы можем только заморозить всех вокруг. Но тёплое и полное любви сердечко управится с хоть каким льдом и хоть какой стужей. Если ему дать такую возможность – жить.

Жить – означает дышать.

Жить – означает петь и плясать.

Жить – означает слышать глас собственной души.

Жить – означает быть Дамой.

Жить – означает творить.

Жить – означает обожать.

Отогреться самой в этих ледяных тропических зарослях – а потом отогреть всех тех, кто с нами рядом. И мы дамы, которые начинают это осознавать и начинают этому обучаться. Вот так мы и выручилём мир по-женски. Меняясь. Раскрываясь. Отогреваясь.

Ольга Валяева

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru