Кричать, брызгая слюной


За примыкающим столиком агрессивный красавец с мальчуганом лет 5. Мальчишка чуть слышно что-то шепчет, наклоняясь к тарелке.

Папашин рев принуждает меня вздрогнуть:
— Куда в туалет?! Куда в туалет? Я тебя спрашивал 5 минут вспять — ты что произнес? Ты что мне произнес, я тебя спрашиваю? Ссысь в брюки сейчас, давай, в туалет ему!

Я пристально смотрю на отца. Он кричит так, что брызжет слюна, кричит длительно и матом, багровеет и сжимает кулаки. Мальчишка становится пунцовым и еще ниже наклоняет голову.

Я тихо говорю: «Малыши этого возраста еще не могут предсказать, когда они захочут в туалет».

Отец люто глядит на меня, я на него. Через секунду он кидает мальчугану — «Пошли!» и уводит так и не поднявшего голову отпрыска из кафе.

***

Тель-Авив, полдень, набережная, толпы народа. Я расслабленно иду,собираясь приобрести мороженое. Вдруг слышу — клики, у парапета, огораживающего пляж, собирается маленькая масса. Я заглядываю вниз.

На дорожке около раздевалок стоит стршный мужской вопль,надрывистый: — Отойди от меня! Отойди от меня, я произнес! Я для тебя что произнес — ты не понимаешь? Ты на данный момент получишь у меня! Иди рядом! Отойди!

Мужчина в трусах и шлепанцах кричит, трясясь и подскакивая, на девченку лет 5. По-русски. Девченка испуганно стоит перед ним, втягивая голову в плечи. Я ничего не понимаю. Люди на набережной тоже. Он двигается вперед, девченка семенит рядом. Вопль, совсем ненормальный, надрывистый, брутальный, длится. «Отойди,я произнес! Иди рядом! Ты не слышишь! Ты не понимаешь что ли? Для тебя врезать что ли?!»

Лица девченки не видно, ее голова втянута в плечи.

К нему подходит дама, трогает за плечо. Он отскакивает. «Еще раз кликните — позову полицию», — гласит она.

«Пшла н.х! — кричит мужчина. — Это мой ребенок!»

Но вопль замолкает и они уходят — он размашисто и нервно, девченка торопливо рядом. Мне дико постыдно за то, что все это происходит по-русски. Масса разноцветных иноземцев шепчется и переглядывается.

***

Домодедово, ночь, зал прилета, паспортный контроль. Очередь. Малыши изнывают от ожидания. Мальчишка лет 5 прыгает — из очереди — и назад в очередь, к маме ближе.
В некий момент она с силой дергает его за руку так, что он отлетает в сторону и вспять.

— Я для тебя что произнесла? — голосит мама. — Стой расслабленно! Снова шевельнешься- я тебя сдам в милицию! Тебя заберут! На данный момент я им скажу, что ты плохо себя ведешь!

Мальчишка испуганно озирается на проходящего мимо пограничника и стоит как вкопанный какое-то время.

Спустя 5 минут в примыкающей очереди раздается крик.

Воет хрупкая, прекрасная, отлично одетая блондиночка, безпрерывно дергая за руку собственного отпрыска, совершенно малеханького, лет 3-4-х:
— Ты утомился? ты утомился? Ты домой хочешь? А я, по-твоему, не желаю? Я тебя спрашиваю?? Ответь мне — я, по-твоему, не желаю? Для тебя не постыдно? Я не утомилась? Где я для тебя возьму домой? Он утомился, а мать не утомилась!

Она воет, брызгая слюной и тряся собственного отпрыска, всякий раз при рывке стараясь его развернуть к для себя лицом. Мальчишка втягивает голову в плечи и старается не встречаться с ней очами.

***

Вы читаете пособия по дамским оргазмам и по тому, как изловить и удержать мужчины. Почитайте хоть чего-нибудть про детскую психологию.

Про то, как уметь утешать малыша, а не пугать его до энуреза и заикания.

Про то, что такое психологическое и эмоциональное насилие.

Про то, как забитые малыши обучаются навечно подавлять свои потребности, и это означает, что у их, выросших, снутри блуждает большой объем злости.

Про то, как эти выросшие малыши на приеме у психолога рыдают, вспоминая вас, ненавидя вас, ощущая свое бессилие перед вами, уже состарившимися.

Прочитайте про возрастные нормы.

Про то, что мелкие малыши не знают, когда они захочут в туалет — предлагать им «ссать в штаны» в общественном месте, громко- это навечно вбить в голову чувство стыда и унижения.

Про то, что здоровый пятилетний мальчишка в норме не может стоять спокойно- ему нужно крутиться и двигаться. И девченке тоже.

Про то, что 4-х летка не знает, что такое «долго», что такое«полчаса», что такое «паспортный контроль», он может чувствовать только-только конкретно он в один момент стал повинет в том, что мать утомилась и что ему, малышу, в таком случае самому утомиться — почему-либо постыдно.

Что девченка ни в 5, ни в 35 не способна сразу выполнить команды «отойди» и «иди рядом», выкрикнутые сумасшедшим папой.

Вы предлагаете ребенку испытать стыд, вину и унижение в экстремальной для него ситуации — заместо поддержки, утешения и помощи.

Вы, взрослые сукины малыши, в этот момент усыновляетесь и удочеряетесь к своим детям — они лицезреют, что взрослые — это не вы, так как взрослый совладевает, а вы не справляетесь.

Тогда и ваши малыши пробуют с 3-х лет вести себя по-взрослому с вами, чтоб вас, такового хрупкого и не обладающего собой, не привести в ярость, не испугать и не расстроить.

Вы угрожаете собственному ребенку, угрожаете побоями, милицией, детдомом, — вы, тот, от которого он ждет защиты!

Предки — это те, которые защищают. Это — те, которые не накажут и не подставят, когда и так плохо.

Вы орете, когда ощущаете бессилие, вялость, раздражение и гнев. В этот момент ваш ребенок чувствует парализующий ужас, стыд, вину и слабость. Не считая этого, он не сумеет научиться, как это — поддержать и посодействовать, пожалеть, утешить и успокоить, позаботиться и быть внимательным.

Он растет в того же родителя и партнера- не знающего, как посодействовать собственному ребенку либо близкому, но умеет грозить, пугать, ругать, стыдить и винить.

Я не знаю, когда иссякнут поколения получокнутых брутальных отцов и истеричных, крикливых, дергающих собственных малышей по каждому поводу матерей.

Поверьте мне — даже если все эти описанные мною реальные персонажи кое-где там снутри обожают собственных малышей, их выросшим детям будет очень тяжело в это поверить.

Создатель — ulitza

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru