Когда плохо всем


— И почему мужчины мне не дают средств? — растерянно спрашивает подруга.

Это мы обсуждаем неких наших знакомых, которым супруги открывают дело, вкладываются в него. А те все профукивают, так как им лень работать. Они как бы желают, очень желают кое-чем заняться, но не знают, чем конкретно.

В настроении моей подруги нет обиды либо зависти. Только удивление. Она начала собственный бизнес — и ей бы очень понадобилось вложение, равное хотя бы новейшей Ауди 5. Но, осознаете, никто не дает.

А некие знакомые девицы за всю жизнь пальцем о палец не стукнули, а у их есть и красивые квартиры, и ездят они лишь на самых престижных автомобилях, и мужчины растрачивают огромные средства на их очередные (провальные) затеи вроде магазина либо парикмахерской.

У нас есть подруга, мы ее очень любим, но до сего времени не осознаем, как она так окручивает парней, что каждый последующий бойфренд немедля берет на себя все расходы, вкладывается в недвижимость. Правда, спустя несколько лет все идет наперекосяк — и все эти мужчины пробуют отнять свои щедрые дары. (Прошлый супруг до сего времени пробует отобрать квартиру. Две уже отнял. И даже спустя четыре года после развода он выдумывает по-настоящему скверные махинации, чтоб бывшая супруга и малыши получили крохи. Прошлый юноша вывез из этой квартиры мебель. Он, естественно, сам ее и купил, но мог бы хоть предупредить.) Но каждый раз она выворачивается — всегда возникает кто-то новый, готовый восполнить вред.

Мы довольно взрослые, чтоб осознавать, что не умеем быть Супругами с большой буковкы — проф забота о мужчине нам не подходит. Мы не готовы ложиться в одиннадцать вечера совместно с супругом, только чтоб его умаслить. Не будем гласить в его присутствии шепотом (ведь вдруг он прямо на данный момент задумывается о кое-чем превосходном). И будем приглашать домой подруг, даже если его это раздражает.

Мать моей подруги всегда выгоняла нас, малышей (позднее уже подростков), когда супруг ворачивался с работы. Нас не приглашали на дачу, когда он туда приезжал. У их дома были строгие правила: папу нельзя было тревожить даже дочери. Мама охраняла его покой ото всех. И сама практически прогуливалась на цыпочках, только бы его не тревожить.

Время от времени быть супругой — это служба. Как бы здесь нет ничего предосудительного — работа как работа. Разве что круглосуточная. Но зато с большими призами.

И я могу осознать дам, которые выбирают такую жизнь. Это очень обычно и очень соблазнительно, чтоб устоять. Для тебя всего только нужно быть рачительной, милой и угодливой. Непыльная работа, хоть местами и унизительная. Но какой начальник не пробует вытереть о подчиненного ноги?

Но вот парней я понимаю не без усилий. Проф супруги драматически отличаются от собственных мужей. Они достаточно нередко глуповаты и плохо образованы. И не непременно красивы. Краса здесь как раз помеха.

Все ошеломительные кросотки, которых я знаю, только и делают, что со скандалом расползаются с мужиками (как та подруга, у которой вывезли мебель). Краса очень увеличивает свою значимость — такие девицы в неплохом смысле себя переоценивают и не могут так ловко прогибаться, как дамы со средними данными. И мужик не выдерживает сияния и амбиций супруги. Даже если эти амбиции — всего только светская жизнь и престижные платьица.

У меня есть компаньон, который уже длительное время желает жениться на еврейке. Так как он сам иудей, и глас крови временами призывает его заключить обычный брак и родить правильных еврейских малышей. Он пару раз пробовал. Знакомился с симпатичными еврейками из не плохих семей. Но кризис наступает стремительно — в то мгновение, когда темпераментная «еврейская принцесса» (идиома) закатывает первую же сцену. Тогда мой компаньон в панике бежит к наименее раздражительной и крикливой девице, которая тихо и деликатно переживает все обиды и понукания.

Мужчине охото обожания и сервиса 24/7. «Жена — это функция», — как произнес один мой знакомый.

Может, такие мужчины и правы. Страсти выгорают — и что остается? Может, лучше сходу действовать по схеме «ты мне — я тебе»? Такие мужчины готовы щедро оценивать преданность и услужливость — тут они приличны. Ну, практически.

Это очень уместно, но, как и все рациональное, невесело, как диета.

Я вижу, как киснут девицы за спинами влиятельных мужей. Они маются от бездельничания и совсем не понимают, чем себя занять.

— Что мне придумать? — спрашивают меня подруги такового сорта, будто бы я карты Таро либо еще какая-то эзотерическая штучка.

Это феноминально и даже грустно: только начинаешь восхищаться чьей-то бурлящей женственностью, как выясняется, что там, по шкафам, распиханы депрессия, нервные срывы и вопросы «зачем мне все это?».

Это некорректно. Естественно, современная дама больше не верует в царевичев, но все-же охото возлагать, что кое-где есть богини, чья жизнь восхитительна и беспечна, и в ней есть яхты, виллы в Испании, квартиры в Лондоне и сплошная вереница светских наслаждений. И что можно быть прелестной птичкой, которая порхает из 1-го пентхауса в другой и чья наибольшая неувязка – вдруг уведут священное платьице от Марка Джейкобса. Вот добросовестное слово, я время от времени очень желаю быть таковой. Несуразные детские фантазии о супруге, который высыпит на для тебя все эти блага, хоть и разбились давным-давно, но некие осколки застряли кое-где в сознании.

— Придется нам, дорогая, быть упрямыми самостоятельными дамами с нехорошим цветом лица и нервными подергиваниями, — говорю я подруге.

И мы с умилением вспоминаем те времена, когда нас зачаровывали гранд-дамы вроде Лили Брик либо Жа Жа Габор, которые становились обеспеченными и влиятельными благодаря супругам и разводам. Тогда нам казалось, что у этих дам есть власть, и что они просто прогуливаются туда-сюда, а все ими восхищаются. И что довольно прекрасного платьица и неплохой прически, чтоб мир был у твоих ног.

Но оказалось, что быть таковой дамой — это тяжело, тревожно и даже тошно, и удовлетворенность от этого какая-то червивая.

Нам приходится быть просто людьми и играть на равных. Хотя, естественно, так и тянет использовать все эти помады и пышноватые юбки для себя во благо. Но можно скрыть огромную пятую точку, а не нрав, так что все эти уловки — только временный маскарад.

Дамы все еще играют в душечек и попрыгуний, а по сути нам уже издавна не любопытно использовать парней для каких-либо собственных целей. Это нерентабельно и тоскливо. И несексуально. Никого больше не возбуждают мужчины, которые платят за то, чтоб ты стала таковой, какой он желает тебя созидать.

Я знаю, что дамы уже это сообразили. Но мне очень охото, чтоб это сообразили и мужчины: ваши «идеальные» супруги, может, и обожают вас, но им с вами плохо. Вы просто оплачиваете их комлексы. Вы покупаете для себя комфорт, а не любовь.

Да-да-да, многих это устраивает, но я знаю, что есть тонкие натуры, которые могут искренно расстроиться.

Естественно, вы утомились от «высоких» отношений, но любые дела достаточно скандальны, так как люди — они живы. И никакие подарки, подачки и потраченные впустую на сказочный бизнес средства не сумеют поменять искренность. Ваши супруги мучаются. А вы старательно это не замечаете. Вы только увеличиваете предел по карте — чтоб супруга могла восполнить тяготы домашней жизни.

Звучит достаточно тошно, честно говоря. И чем подольше вы делаете вид, что вас это устраивает, тем больше вы выглядите ходячим анахронизмом с разросшимся эдиповым комлексом; усталыми циниками, которые напрасно уповают, что их цинизма никто не увидит.

Создатель — Арина Холина

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru