Как вырастить жертву


Одна из обстоятельств такового размаха насилия, как мне кажется, в том, что в детстве наши чувства и переживания повсевременно ставятся под сомнения. «Да хорошо для тебя, это не жутко» либо «Не может быть, чтоб для тебя было больно», «Все терпят — и ты потерпишь», ну либо совершенно божественное «Все, все уже…».

Многие мои клиенты испытывают трудности в том, чтоб сказать миру информацию о для себя: «А вдруг это не так».

А ведь информацию о для себя могут знать только они! Только я знаю, что мне холодно, горячо, не подходит этот график либо метод формирования задач, мне не ясен смысл происходящего либо я не могу успеть сделать работу за этот период времени.

Только я могу знать, что сейчас я желаю секса (либо не желаю), настроен есть одни фрукты либо не выношу запах сыра. Эта информация поступает от моего тела, от моих чувственных и физиологических процессов.

Одна из важных сторон в ситуации насилия это осознание того, что я этого не желал. Я это не «притягивал» (кошмарная формулировка). Но как я могу сказать «нет», если я не уверен внутри себя?

Верно — никак. Пусть даже это будет неразговорчивое «нет» себе, так как под давлением я был обязан сказать «да». Но это «нет» — одна из основ терапевтического процесса. «Мне не нравится». «Я не желаю».

И это очень принципиальная часть воспитания.

Мой отец учил меня сопротивляться и обороняться: с четырех-пяти лет он уделяя этому время пару раз за месяц: он демонстрировал мне болевые захваты (и на для себя, и на мне), учил освобождать руки, отыскивать уязвимые места. Его установка была «не жалей себя, а его — не жалей тем паче. Если ты бьешь по-настоящему — для тебя тоже должно быть больно. Если же для тебя не больно, означает, и он с этим совладать».

Иногда это ему самому вылезало боком, но для меня эта информация очень принципиальна.

У меня было четыре довольно тяжелых ситуаций в опыте. Об какой-то из них я писала чуть раньше — это была попытка изнасилования от человека, от которого я не ждала ничего подобного.

2-ой раз — это было «собеседование» на работу. По адресу оказалась квартира, а не кабинет, и, как я зашла, «возможный начальник» закрыл дверь и начал «собеседование». В общем-то, оно сводилось к тому, что в течение 3-х часов он пробовал напоить меня и вынудить заняться сексом, в какие-то моменты пытаясь меня хватать либо тащить.

Но меня выручили три вещи: полное отсутствие сексапильного опыта тогда, что прирастило мою привлекательность в его очах, способность испить бутылку водки и только мало опьянеть и отлично подвешенный язык. Я три часа вешала ему лапшу на уши про то, как я берегу свою девственность и готова ее дать только истинному мужчине, который обоснует, что я для него ценна.

И он, естественно, вылитый мой царевич, но добросовестные девицы должны поначалу все взвесить и обмозговать. Вот, может быть, в последующий раз… И мне удалось уйти. Я помню, как у меня дрожали руки, когда я шла в метро, и как я несколько недель по дважды в денек воспринимала душ. Чтоб смыть не только лишь эти кошмарные прикосновения, да и само его отношение ко мне.

Еще дважды на меня нападали на улице — 1-ый раз пробовали затащить во двор дома в районе Таганки, 2-ой — в какие-то заросли во дворе по дороге из спорт зала на Речном. Оба раза меня выручали «игры» с папой и его уроки — как можно посильнее стукнуть нападающего в животик и убежать.

И все четыре раза мне помогали одни и те же вещи — уверенность в том, что я ничего из этого не желаю, что я буду защищать себя до последнего и что мне не жалко нападающего и плевать, почему он это делает. Этому же я учу и свою дочь.

Но это может быть, только если есть собственная ценность и уверенность внутри себя. Многие люди выращены в системе, где они утратили ценность собственных эмоций и представления даже для самих себя. И, естественно, принципиально замечать, что я, к примеру, ранюсь больше, чем другие, и разбираться, почему. Но более принципиально ценить информацию о для себя: мне не нравится, меня ранит, мне неприятно, мне нравится и т.д.. Это, пожалуй, 1-ое. А вот контакт с наружным миром — 2-ое.

Создатель — Адриана Имж

Добавить комментарий