Интервью с медиком Лизой


Елизавета Глинка, доктор Лиза, глава благотворительного фонда «Справедливая помощь», поведала в интервью «Снобу» о том, почему ее деятельность подвергается настолько резкой критике со стороны либералов, о собственных политических амбициях и отношениях с администрацией президента

— Лиза, некоторое количество дней вспять был размещен рейтинг «100 самых многообещающих политиков после осенних региональных выборов» по версии ИСЭПИ. В этом рейтинге ты заняла 1-ое место. Ты планируешь заниматься политикой, избираться в депутаты и т. д.?

— Нет, заниматься политикой я не планирую категорически. Я планирую сделать первую поликлинику для бедных в Москве, которую мы выдумали с тобой и Антоном Красовским. Это будет 1-ая такая поликлиника в Рф. Надеюсь, прямо за ней мы откроем подобные и в других русских городках.

— Расскажи, что же это все-таки за поликлиника?

— Практически то, что ранее именовалось богадельней. Дом милосердия, в каком будет 30 коек и соответственное количество пациентов. Мысль в том, чтоб принимать всех без исключения, без страховки, беженцев, бескровных, на психическом уровне нездоровых и т. д. Чтоб помощь мог получить человек, попавший в тяжелейшую ситуацию, без вызова общественного патруля, милиции и т. д. Богадельня — в прямом смысле слова.

— Не так давно в журнальчике «Большой город» вышла заметка «Москва даст медику Лизе больницу». В ней говорилось о том, что ты под собственный проект получишь от столичных властей здание поликлиники номер 11. Так ли это?

— Нет, совсем не так. Я попросила опровергнуть размещенную информацию.

— Но как я знаю, такое предложение для тебя вправду было изготовлено.

— Предложение было. Но я от него отказалась.

— Почему?

— Со мной связался бюрократ из мэрии и произнес, что имеются три корпуса поликлиники номер 11, которые он готов передать фондам «Справедливая помощь», «Вера» и «Подари жизнь». Оказалось, что поликлиника уже пуста: кровати устранили в процессе реформы. К огорчению, мой контингент — бескровные, на психическом уровне нездоровые люди, беженцы с детками, которые не имеют никакого статуса — не впишется в эту трехкорпусную систему с ролью нескольких фондов, к примеру, так как в других корпусах будут лежать в том числе малыши. Не считая того, мне было предложено брать нездоровых не только лишь безвозмездно, да и за средства. Для меня это совсем неприемлемо. Когда «Большой город» опубликовал статью о том, что городские власти типо отдают мне 11-ю поликлинику, из которой выкидывают нездоровых, стариков, я позвонила в редакцию и попросила опубликовать опровержение.

— Опровержение появилось?

— Да. Я бы не стала звонить. Но публикация была вправду гнусной. Создатели намекали, что из поликлиники, которую я «потребовала», выбросили докторов и пациентов — стариков и т. д. Для усиления эффекта текст сопроводили моей фото в маске. Снимок был изготовлен Антоном Красовским на вокзале, в момент, когда я увидела даму, бескровную, с глубочайшей раной на горле от ножика. Фото передает мой кошмар, шок. На месте журналистов я не стала бы ставить этот кадр. Даже если им хотелось ярко проиллюстрировать гипотезу о том, что Елизавета Глинка — монстр и выгоняет из поликлиники стариков.

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru