Голддиггерши в активном поиске


Нет ничего более стршного, чем женщина в активном поиске супруга.

При этом вы же осознаете, тихого еврейского лаборанта, который в свои 40 5 живет с матерью, никто не отыскивает.

Девицы — они такие: желают кандидата как минимум из окружения Абрамовича, и чтоб на первом свидании подарил «мерседес».

Потому все эти Татлер клубы, GQ бары и остальные гламурные курятники заполнены дамами с наружностью трансвеститов: обрезанные носы, раздутые губки, грудь торчком. Видимо, потаенный мир голддиггерш обладает величавым познанием о том, что люди, похожие на людей, посреди миллионеров спросом не пользуются.

В клубе Chips, последнем заведении Аркадия Новикова, куда рвутся все московские золотоискательницы, одна знакомая гласит:

— Для тебя нужно быть потише и помягче.

К нам как раз присоединяются мужчины. Рядом со мной оказывается человек, который увидел нечто принципиальное снутри собственного стакана с виски — и вот он рассматривает это уже 5 минут. Для осознания: он очень не похож на Тома Харди либо даже на Майкла Фассбендера.

Стараясь быть потише и помягче, я его деликатно спрашиваю:

— Скажите, а вы умеете говорить с людьми? Ну, вот к примеру со мной. Понимаете, светская беседа. Куда вы собираетесь на майские? Лицезрели ли вы «Анну Каренину»? Желали бы вы переспать с Памелой Андерсон? В таком духе. Раз уж мы за одним столом.

Минут через 5 я в панике уезжаю, так как ощущаю, как все эти люди портят мою карму.

А девицы, с которыми я сюда пришла, довольны. Им все-же удалось склеить «ресурсных» парней — в отличие от многих других соискательниц, которые, как дурочки, трутся у стойки и сами оплачивают свое вино.

О’кей, девицы из таких заведений — это отдельная порода. Они приходят в клубы не за весельем и, естественно, не за сексом. Их силиконовые губки напряжены, глаза сверлят массу в поиске прибыльной партии. Не люблю я их только за то, что они делают тревожную атмосферу — чувство такое, как будто ты пришел не пить и плясать, а защищать диплом.

Но, честно говоря, эти клубные цыпочки не так очень отличаются от «приличных» дам.

Так как мы все тоже так настроены, что нам нужен некоторый условный супруг, и мы тоже не желаем лаборанта и его маму. Просто мы лучше это скрываем. И одеваемся более современно.

Но сущность одна: неважно какая женщина оценивает мужчину так, как будто она уже обещает ему быть совместно в заболевания и здравии.

Мужик, если знакомится с дамой в клубе, не пробует узреть в ней мама собственных малышей. Он честно отыскивает ту, с кем можно заняться сексом. Ему не очень принципиально, чтоб она была умной, образованной либо чтоб в чрезвычайных обстоятельствах смогла взять на себя выплату кредита за его квартиру. Ему просто очень нужен секс прямо на данный момент. За что многие дамы и считают парней тупыми животными.

Дамы, может быть, тоже желают секса — но с тем, в ком лицезреют потенциал. С кем им будет забавно, кто увезет их не в отель «Подушкин», а сходу, в ночи, в «Монтрё Палас», и кто увидит в их личность, а не пи… ну, вы сообразили.

Даже если дама самостоятельная и прогрессивная, она все равно желает альфа-самца, который будет соответствовать листу ее притязаний. А перечень, понимаете ли, длиннющий.

Практически неважно какая задумывается приблизительно так: «У меня карьера, я хорошо зарабатываю, я занимаюсь спортом и часто делаю мезотерапию — я достойна большего. Недорого я себя не продам».

Никто не против. Естественно, исходя из убеждений цивилизованного феминизма такие рассуждения не достаточно чем отличаются от расчетов среднеарифметической путаны, но мы тут не для того, чтоб судить. Судить скучновато.

Просто не нужно позже ныть, что снова все ушли с силиконовыми шлюхами (а несиликоновые направились в последней надежде завтракать в «Пушкин», сделав вид, что они отлично проводят время).

Давайте хоть на минутку забудем о лицемерии и признаемся, что мы оцениваем мужчину уже с того момента, как он оплачивает обед в ресторане (и глядя в каком ресторане). А далее — платит ли он за наших подруг, предлагает ли каникулы за его счет, дарует ли нам сумку, рядом с которой мы свалились в обморок от эмоций, предлагает ли приобрести новейшую машину… Ну и т.д..

По сути многие, протестировав таким макаром мужчину, далее уже полностью для себя могут жить в равном партнерстве, но сущность в том, что он все равно должен каким-то образом пройти эту инициацию.

Это уже в подсознании, и если вдруг мужик предложит нам оплатить половину счета, то мы будем страшно разочарованы.

Неплохой вопрос — чего желают дамы? Современные российские дамы.

Компаньон поведал, что пошла новенькая волна российского «феминизма»: девицы около сорока лет с места в карьер утверждают, что у их был супруг, позже 2-ой супруг, и все лежали на диванчике, и каждого она кашей с ложки кормила, но на данный момент вдруг сообразила, что нельзя так себя недооценивать, и, кстати, у нее сломался ноутбук, а ребенок очень желает айпад, и машина тоже уже на последнем издыхании… а, кстати, столько он зарабатывает? И у него это уже 3-ий вариант попорядку.

Понимаете, серьезно насиловать для себя мозг вопросами, что такое бытовая проституция и можно ли так именовать желание девицы рождать малышей и заниматься домом, — это все страшное занудство и крючкотворство.

Но все таки есть некоторое расщепление личности в том, что женщина желает и быть независящей, а при всем этом отыскивает того, кто в горести и радости поделит с ней собственный банковский счет.

Мы все еще не соскребли с себя патриархальный мох, мы сразу и самонадеянны, и неуверенны внутри себя, мы требовательны, мы проверяем на мужиках каждый шов, каждую стежку, а если решаем, что он всего только реплика, становимся такими брутальными и кровожадными, что ни одна «кастрирующая еврейская мать» с нами не сравнится.

Я понимаю, что тяжело отрешиться от таковой прелестной халявы, как влюбленный мужик. Это практически так же тошно, как лишиться родительской кредитки.

Неувязка только в том, что поиски безупречного супруга, этого супермена, который гласит: «Дорогая, сумок от Chanel много не бывает», — это все как-то расшатывает нервную систему. Расстройства, обиды, сопоставление себя с набитыми силиконом муклами, все эти тоскливые дискуссии — это все прошедший век, где даму судили по ее мужчине.

И это все гласит о последующем: российская дама до сего времени колеблется, что сумеет достигнуть такого же, что ее воображаемый супруг. Есть распространенное мировоззрение, что пробиваться к успеху тут надежнее через мужчину.

Вот есть одна знакомая, которая всегда сетует, как плохо и жутко в Рф (но только тут ее супруг может за 10 лет обеспечить их до конца жизни), и что ее творчество здесь никто не осознает, и что все тут злые и высокомерные. Потому она с радостью воспринимает тот факт, что перед «злыми» и «надменными» «унижается» ее супруг, а она валяется на кушетке и стенает.

Но по сути, это не вопрос способностей, а вопрос целей — неувязка в том, что тут все еще принято переваливать заботы и хлопоты на мужские плечи.

В Берлине есть одна знакомая, Кристина, которая так занята политической карьерой, что ей даже средства толком не необходимы. Она прекрасная, элегантная, высочайшая и стройная, она всегда платит за себя в ресторане, и для нее самое главное, чтоб ее узнавали Меркель и Путин.

Понимаете, какую реакцию вызывают такие девицы у российских парней?

Один компаньон после Дании все не мог придти в себя: «Ты представляешь, они такие красотки, одна другой привлекательнее, и они движутся на собственных великах в собственных штормовках, и даже не собираются выходить замуж за миллионера!»

Клянусь. Практически цитата. Компаньон в Европе проводит минимум 6 месяцев, но здесь его разобрало — он честно не мог осознать, как такие замечательные кросотки не продают себя (если могут).

А им это даже в голову не приходит. Другая жизнь. Другие правила. И есть чувство, что эти правила более гуманные: для тебя не приходится идти на компромиссы с самой собой, ты живешь собственной жизнью, а не в выдуманном мире, где китайские тряпки за 3000 евро стоят того, чтоб ради их стать чьей-то тенью. Темной тенью.

Создатель — Арина Холина

Добавить комментарий