Друг, который вожделеет вам добра


Диета моделей: кофе, вода с лимоном и две креветки в день (по сути — текила и кокаин, но ведь должны мы соблюдать приличия).

Красноватая диета — тартар из говядины, помидоры, красноватое вино, клубника.

Коричневая, зеленоватая. Углеводородная либо полимерная. Суп из топора.

Сладкая — каждый денек можно нюхать шоколад сколько угодно.

40 дней пейте воду. На завтрак — жаркую, на обед — комнатной температуры, а после 6 — прохладную, но безо льда, так как лед — калорийный.

Раз в неделю можно все что угодно, даже кофе без сахара и сливок, либо там целое яблоко. Радуйте себя.

Алкоголь сейчас можно, но только днем.

Диета — это новенькая религия. Пост, аскеза, самопожертвование. Не принципиально, какой итог и есть ли он в принципе. Люди худеют не для того, чтоб похудеть. Диета — это стиль жизни, состояние разума.

Диета как контракт с Богом. Да-да, мы порочны, но стараемся. Мы могли бы есть лобстеров и устриц, и закусывать меренгами, и запивать портвейном. Но мы только мечтаем об этом, облизывая уксус с листа салата. Мы отличные. Мы сами наказываем себя. Господи, я заслужил этот «Бентли», я ведь уже два месяца не ел хлеба.

Все, кто на диете, — новые пуритане. Они нарочно именуют мясо холестерином. А пирожные — углеводами. Чтоб смачную пищу перевоплотить в невеселую химию.

— Кто желает C2H5OH + H2О?

— Спасибо, нет. Не люблю шампанское.

Была одна пляжная знакомая, которая взвешивалась трижды во время ужина. Понимаете, на курортах эти весы всюду.

Она смотрела на бифштекс так, как будто он собирался ее изнасиловать.

Так как давным-давно, в 3-ем классе школы у нее был Избыточный вес. Типо.

Люди, которые вроде как худеют, страшно бесцеремонны. Они будут посиживать перед тобой и мучиться. Они хоть какой разговор переведут на свою чертову диету.

Но самое ужасное, что они возбуждают в для тебя чувство вины. Только позволь для себя хоть мельчайшую иронию — и сходу узнаешь, как для тебя подфартило с обменом веществ и как постыдно смеяться над инвалидами, если у тебя целы руки и ноги. «Инвалиды» — это они, диетические страдальцы.

Но только мне не подфартило. У меня таковой же, как у всех, метаболизм. Просто я не спасаюсь от всех заморочек в холодильнике.

Компаньон, который на диете уже долгие и длительные годы, в один прекрасный момент поведал, как он набрал вес. У него была супруга. И любовница. И вот после работы он поначалу приезжал к любовнице. Она кормила его пельменями. А позже он ворачивался к супруге. И та тоже кормила его пельменями. Чтоб никого не оскорбить, он ел и там и там. Два пельменных ужина.

Рядовая история, честно говоря.

Другого моего компаньона женщина посадила на диету. Стакан ряженки и кусочек сыра на ночь. Перед тем как возвратиться домой, он ел где-нибудь шашлык либо плов. И все удивлялись — как это он не худеет. А он только грустно кивал и сетовал на наследственность.

Люди толстеют либо худеют поэтому, что у их не в порядке голова. И они травят себя безрассудными диетами не поэтому, что желают скинуть вес. Все эти изымательства вроде кефирной либо гречневой диеты — менее чем пытка, это все ненаучно и вредоносно. Если человек в собственном уме, он это осознает.

Да, я знаю тех, кто тихо и деликатно худел. Молчком. Без декламаций. Но происходило такое, кстати, тогда, когда их жизнь налаживалась. К примеру, мои знакомые, пока не были парой, весили сильно много. А позже они сошлись, все у их стало отлично, они взяли себя в руки и скинули избыточное. Ушел тот слой защиты, который помогал им совладать с жизнью.

Сущность в том, что если ты ешь не для наслаждения, а от отчаяния — вот здесь как раз и начинаются трудности.

В Португалии, к примеру, сильно мало толстых. Большая часть португальцев совершенно не тощие, но все они прочные, сбитые. При всем этом пища здесь как раз религия. Обед — два часа. Португальцы живут, чтоб есть. Выходные выдуманы, чтоб жрать утром до вечера. Но когда ты ешь без чувства вины и не для того, чтоб подавить истерику, а в удовлетворенность, то твое тело принимает это по-другому. Может, звучит тоже не очень научно, но испытано на опыте.

К тому же очень многие пробуют достигнуть того, что им не дано. Есть астеники, нормастеники и гиперстеники. Это про последних — «худая скотина еще не газель». Для всякого есть собственный лучший вес. Одна знакомая-гиперстеник все худела и худела, могла неделю не есть. Похудела до модельной стройности. Была счастлива. Но чтоб задерживать вес, ей вообщем нельзя было глядеть на пищу. Кусочек хлеба — сходу плюс три килограмма. Ложка супа — другой размер одежки. Может, оно того и стоит, но жить так нереально. Даже ей пришлось с этим смириться.

Добросовестное слово, такое чувство, что все неудачи — от излишних кило. Так кажется, когда наблюдаешь всю эту суету. Будто бы нас не обожают толстыми. Один мой компаньон на данный момент похудел, но когда при росте 178 он весил 110 кило, дамы никак не меньше его обожали. Они его любили.

Все знакомые мне полные либо толстые мужчины популярны у дам. Ведь если человек — мудак, то ему никакие кубики на животике не посодействуют.

Такого же Харви Вайнштейна даже строгие девицы с веб-сайта «Сплетник» считают очень сексапильным. Невзирая на все его подбородки и животик. Так как он потрясающий. Харизматичный. И сексапильный.

Полные дамы тоже не обижены вниманием. И не в том оскорбительном смысле, что «есть за что ухватиться». А поэтому, что вес — это последнее, о чем ты думаешь, когда оцениваешь человека как симпатичного либо не очень. Правда. Если он для тебя уже нравится, не принципиально, сколько в нем кило.

Так имеет ли смысл вынимать у себя изо рта смачную котлету, если все и так отлично?

Пища — это удовлетворенность. Это качество нашей жизни. В какой есть крабы, конфеты, кремовые супы, свежайшие белоснежные батоны, варенье, сливочное масло, паста с морскими фруктами, мороженое и меренги. А не жиры, углеводы, калории, кислоты и остальные формулы.

Услаждайтесь. Вы все равно когда-нибудь умрете тощим и слабеньким. Берите от жизни все, пока сможете. Да пребудет с вами фуа-гра.

Создатель — Арина Холина

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru