Денек, когда я закончила торопить ребёнка


Когда вы живойёте безумной жизнью, любая минутка должна быть на счету. Вы чувствуете, как должны проверить что-то из перечня, уставиться в экран, либо торопиться в последующее запланированное место. И вроде бы я ни пробовала распределить своё время и внимание, и сколько бы различных задач ни пробовала решить — у меня всё равно не хватало времени, чтоб всё успеть.

Таковой была моя жизнь в течение 2-ух сумасшедших лет. Мои мысли и поступки контролировались электрическими извещениями, ринг-тонами, и заполненным до отказа расписанием. И хотя всеми фибрами души мой внутренний контролёр желал бы отыскать время для всех дел в моём перегруженном плане, этого не выходило.

Так случилось, что 6 годов назад я была благословлена размеренным, беспечным, остановись-и-понюхай-розу ребёнком.

Когда мне необходимо было уходить, она услаждалась поиском блестящей короны в моей сумке.

Когда мне необходимо было быть кое-где 5 минут вспять, она добивалась пристегнуть её игрушечное животное к сидению автомобиля.

Когда мне необходимо было стремительно перекусить в Subway, она не могла закончить гласить с старый дамой, похожей на её бабушку.

Когда у меня было 30 минут, чтоб добежать куда-то, она просила меня приостановить коляску, чтоб приголубить каждую собаку, мимо которой мы проходили.

Когда у меня был стопроцентно расписанный денек, начиная с 6 утра, она просила меня разбить яичка, чтоб взболтать их очень медлительно и осторожно.

Мой беспечный ребёнок был подарком моему Типу А, но я не замечала этого. О нет, когда ты живойёшь безумной жизнью, ты имеешь туннельное видение, прогнозируя только то, что идёт последующим на повестке денька. И всё, чему нельзя было поставить галочку в расписании, было пустой растратой времени.

Каждый раз, когда мой ребёнок заставлял меня отступить от расписания, про себя я задумывалась: «У нас нету на это времени”. Как следует, два слова, которые я более нередко гласила моей малеханькой любительнице жизни были: «Давай, быстрее”.

Я начинала свои предложения с их. Давай быстрее, мы опаздываем.

И заканчивала предложения ими. Мы всё пропустим, если ты не поторопишься.

Я начинала собственный денек с их. Поторапливайся и ешь собственный завтрак. Поторапливайся и одевайся

Я заканчивала собственный денек ими. Поскорее почисть зубы. Поскорее ложись в кровать.

И хотя слова «поскорее” и «поторапливайся”, не достаточно что делали, если ничего, для ускорения моего ребёнка, я гласила их всё равно. Может быть, даже почаще, чем слова «я люблю тебя”.

Да, правда болезненна, но правда вылечивает… и приближает меня к такому родителю, каким я желаю быть.

Потом, в один решающий денек всё поменялось. Мы просто забирали мою старшую дочь из детского сада и выходили из машины. Это происходило не так стремительно, вроде бы ей хотелось, и она произнесла собственной малеханькой сестре: «Какая же ты копотливая!”. И, когда она скрестила руки на груди и с досадой вздохнула, я увидела в ней себя — и это причинило мне духовную боль.

Я была преследователем, подталкивающим, давящим и торопящим малеханького ребёнка, который просто желал услаждаться жизнью.

Я прозрела и ясно увидела, как вредит моё торопливое существования обоим мои детям.

Хотя мой глас дрожал, я поглядела в глаза собственной малышке и произнесла: «Я так сожалею, что я заставляю тебя торопиться. Мне нравится, что ты не торопишься, и я желаю быть больше похожей на тебя”.

Обе мои дочери выглядели идиентично удивлёнными моим болезненным признанием, но лицо младшей непременно озарилось сиянием одобрения и принятия.

«Я обещаю быть более терпеливой”, — произнесла я и обняла свою девочку-с-вьющимися-волосами, которая сейчас зияла от обещания её мамы.

Прогнать из моего лексикона слово «поспеши” было достаточно просто. Но, что было по сути тяжело, так это набраться терпения, чтоб ожидать моего нерасторопно ребёнка.

Чтоб посодействовать нам обеим, я начала давать ей малость больше времени на подготовку, когда нам приходилось куда-то ехать. Но время от времени, не глядя на это, мы всё равно опаздывали. Тогда, я уговорила себя, что буду опаздывать, только эти пару лет, пока она ещё мала.

Когда мы с дочерью гуляли либо прогуливались в магазин, я позволяла ей задавать темп. И когда она останавливалась, чтоб полюбоваться кое-чем, я прогоняла мысли о моих планах из головы и просто следила за ней. Я замечала такие выражения её лица, каких я ранее никогда лицезрела.

Я изучала пятнышки на её руках и то, как её глаза, прищуривались во время ухмылки. Я лицезрела, как другие люди отзываются на неё, когда она останавливается, чтоб побеседовать с ними. Я лицезрела, как она изучала увлекательных букашек и прекрасные цветочки.

Она была Noticer*(созерцателем), и я стремительно поняла, что The Noticers* в мире — редчайшие и красивые подарки. Именно тогда я, в конце концов, сообразила — она была подарком для моей обезумевшой души.

Я отдала обещание притормозить практически три года вспять. И до сего времени для того, чтоб жить в замедленном темпе, мне приходится прилагать немалые усилия. Но моя младшая дочь является живым напоминанием о том, почему я должна продолжать пробы. И вправду, в другой раз, она напомнила мне об этом опять.

Во время отпуска мы направились вдвоём на велосипедную прогулку к палатке с фруктовым льдом. После покупки угощения моя дочь села за столик для пикника, восхищённо любуясь ледяной башней, которую держала в руке. Вдруг, я увидела беспокойство на её лице. «Я должна торопиться, мать?”

Я могла бы зарыдать. Может быть, шрамы поспешной жизни никогда не исчезают стопроцентно, — с грустью поразмыслила я.

Когда мой ребёнок смотрел на меня, пытаясь осознать, необходимо ли ей на данный момент спешить, я знала, что у меня был выбор. Я могла бы посиживать и грустить, думая о том, сколько раз в жизни я подгоняла её… либо я могла бы отпраздновать тот факт, что сейчас я стараюсь делать по-другому.

Я решила жить в сейчас.

«Не спеши, милая. Только не спеши”, — произнесла я мягко. Её лицо одномоментно посветлело, и плечики расслабились.

И так мы посиживали плечо о плечо, разговаривая о вещах, о которых молвят играющие-на-гавайской-гитаре-6-летние-дети. Были даже моменты, когда мы посиживали молчком, просто улыбались друг дружке, любуясь округами и звуками вокруг нас.

Я задумывалась, что мой ребёнок собирался съесть всё до последней капли, но когда она добралась практически до конца, она протянула мне ложку кристалликов льда из сладкого сока. «Я сохранила последнюю ложку тебе, мать”, — произнесла моя дочь с гордостью.

Когда я позволила льдинкам доброты утолить мою жажду, я сообразила, что я только-только заключила сделку всей жизни.

Я отдала моему ребёнку малость времени… и взамен, она дала мне свою последнюю ложку и напомнила, что вкус становится слаще, и любовь приходит легче, когда перестаёшь так нестись по жизни.

И сейчас, будет ли это …

…поедание фруктового льда;

…собирание цветов;

…пристёгивание ремня безопасности;

…разбивание яиц;

…поиск морских ракушек;

…рассматривание божьих коровок;

…либо просто прогулка…

Я не буду гласить: «У нас нету на это времени!”. Так как, по существу, это означает: «У нас нет времени, чтоб Жить”.

Тормознуть, чтоб насладиться ординарными радостями ежедневной жизнь — это единственный метод жить по-настоящему.

Поверьте мне, я выяснила это от ведущих глобальных профессионалов по радости жизни.

Перевод статьи Rachel Macy Stafford’s «The Day I Stopped Saying «Hurry Up!”»

Перевод от anna_psy

Добавить комментарий