Что знают о Блокаде те, кто отключает Дождик


Сейчас 11 летний отпрыск принес из неплохой столичной школы домашнее задание – выучить назубок стихотворение о блокадном Ленинграде. Слово «блокадном» он произнес неуверенно, прищурился, угадывая корректность произношения.

Я не знаю, почему конкретно сейчас. Может быть это эффект от кинофильма Кати Гордеевой на Первом, а может быть — эхо скандала вокруг телеканала Дождик, докатившееся до школьного учителя литературы (на канале «Дождик» прозвучал вопрос: «Не разумнее ли было бы сдать германцам Ленинград, чтоб избежать ужасов блокады?»)

Я не помню когда мы начали гласить про Блокаду в школе, в самой обычный ленинградской школе в 80-ые, на данный момент кажется, что Блокада, блокадные 125 гр, Столичный парк Победы, в каком прошло все детство, и на месте которого во время Блокады был крематорий, где сожгли около полумиллиона погибших, Ладога, ужас треснувшей льдины под грузовиком с людьми либо продовольствием, пожар на бадаевских складах, «Осталась одна Таня» — фраза из дневника Тани Савичевой, бомбоубежища, в каких были наши детские дворовые скрытые «базы», все это было вообщем всегда. В музыкальной школе на крышке пианино всегда стоял метроном, который уже тогда, в детстве, всего только повторял звуки радио блокадного Ленинграда.

Когда в 16 лет я в первый раз оказалась в ленинградском Доме Радио на Итальянской, то, конечно сходу пошла глядеть на радиостудию, в какой работала Ольга Берггольц. Мы с отпрыском открыли ее стихи, я начала читать, ему все-все — не понятно. Он глубоко в истории Старого Египта, в мифологии народов мира, но как-то вот ни мысли про Войну.

Я обучалась в школе в Ленинграде в 80-ые, большая часть ребят на Дождике – в конце 90-ых – начале 2000-ых в различных городках Рф. Я думаю все эти деньки – а можно ли их инкриминировать в том, что у их «не кликнуло», что не зацепило никакой нерв, что они не направили внимание на вопрос, сформулированный практически посторонней исторической программкой? Можно ли их в этом инкриминировать? Можно ли в этом упрекать? Они ведь плоть от плоти нашей страны.

Я признательна этому скандалу, я признательна этой волне публикаций про Блокаду, я признательна появившейся вдруг в таежной мерзлоте публичной дискуссии на тему истории и патриотизма. Я признательна отпрыску, из-за которого опять, как в школе, открыла Ольгу Берггольц. И я предлагаю всем тем, кто в эти минутки отключает Дождик от эфира поглядеть на эту историю совершенно по другому, позитивно: они, плохо либо отлично, корректно либо нетактично, вызвали эту самую важную дискуссию.

Там, на Дождике, работают отличные и светлые ребята. Многих из их я лично приглашала туда на работу. Они могут не тонко ощущать, быть не блестящими специалистами, но они необычным образом самые неравнодушные по отношению к нашей стране юные люди, которых я когда-либо встречала. Я всегда завидовала патриотизму Синдеевой, она звучно и открыто любит родину, я так не умею. Она всегда искусна гласить «моя страна». И еще все ребята, которые работают на Дождике, они пришли не из ЦРУ, они пришли из наших русских школ, где преподавали историю – как могли. Много ли знают про Блокаду те, кто отключает Дождик на данный момент? Много ли знают про Блокаду кричащие о патриотизме депутаты?

И как, скажите, быть с патриотизмом самой Ольги Берггольц, записавшей в собственном Запрещенном дневнике: «Жалкие хлопоты власти и партии, за которые мучительно постыдно. Как довели до того, что Ленинград осажден, Киев осажден, Одесса осаждена. Ведь немцы все идут и идут. Артиллерия садит безпрерывно. Не знаю, чего во мне больше — ненависти к германцам либо раздражения, обезумевшего, щемящего, смешанного с одичавшей жалостью, — к нашему правительству. Это именовалось: «Мы готовы к войне». О сволочи, авантюристы, кровожадные сволочи!”.

Когда я смотрела на выступление Даниила Гранина в Бундестаге, меня не оставлял только один вопрос — а почему он не выступает перед нашим Парламентом? Думаю только поэтому, что его туда не приглашали.

Создатель — Вера Кричевская

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru