Что прячется за мимими


Настало время поведать правду о том, что стоит за счастливыми семейными фото

Как длительно я желала малышей.

Поначалу все подруги родили по первому. И я очень радовалась за их. Позже многие из их родили по второму. И мне становилось чуть-чуть обидно всякий раз, когда кто-то опять оказывался беременным. Когда некие из их завели третьих (а мне было 25), я сообразила: все, я никогда не морду, я запоздала. Как тяжело было глядеть на веселые семейные фото в фейсбуке: вот чьи-то малыши трогательно завтракают, утренний свет бьется в окно, на их тарелках яичница, они в пижамках. Вот малыши в гостях совместно глядят мульт на компьютере, как сосредоточены их мелкие забавные детские лица. А вот выходной, и 25-летние матери с папами и бессчетными детками гуляют в парке, их малыши ножками разбрасывают листья.

Как завидовала я этой статичной красе и полноте жизни. Как нередко, идя по улице, я немножко отставляла от себя руку, представляя, что это я иду со своим небольшим отпрыском. Как нередко вечерами я смотрела в угол комнаты, представляя для себя там детскую кровать, а в ней рыжеватого мальчугана. А по утрам, просыпаясь часов в 12, представляла, как он молчком приходит и ложится мне под бок, а я копошусь у него в голове и говорю ему нежное.

Ну и что вы думаете?

Сейчас я выкладываю в фейсбуке семейные фото, как завтракают два моих отпрыска, а в инстаграме в милой сепии они обымают друг дружку, а старший поит младшего из бутылочки, а позже мы все совместно с их папой делаем домашний портрет в каком-то чудесном парке. Ну и естественно, вот они глядят мульт, вот он смеется, вот он улыбается. Волшебство, а не малыши. Волшебство, а не жизнь.

И кто-то, наверняка, завидует сейчас и мне, ставя 100 1-ый лайк 100 первому снимку.

Но настало время поведать правду о том, что прячется за этими картинами.

1-ые два года все было как на фото. Один ребенок — это, скажу я вам, вообщем тьфу, ерунда (многодетные так произнесут, естественно, о 2-ух). Сейчас же меж моими фото и реальной жизнью — пропасть.

Денек начинается с ночи, когда в полубреду я смотрю на кричащего малыша. Некое время я просто пробую осознать даже не кто это, а сколько ему и можно ли его подкармливать грудью.

Позже наступает утро — не в 12 с нежными солнечными лучами, а в 6.30, еще мрачно, младший отпрыск с удовлетворенной ухмылкой садиста тянет ко мне свои милые пухлые ручки и агукает. Я хватаю его совместно со своим одеялом и подушкой и бегу из комнаты, пока он своим агуканьем не разбудил второго. Я кладу его на пол в гостиной, а сама ложусь на диванчик и сплю далее. В 7.30 слышу одичавший вопль — это означает, что Лева пробудился, треснул Яшу и подбирается к моей голове. На моей голове он прыгает, держась за стену, а я извергаю допустимые для интеллигентной любящей мамы проклятья.

Подхватываю Яшу, несу его в кровать — время спать опять — и возвращаюсь на диванчик. Спихиваю Леву и твердо говорю, что буду спать. Лева просит налить ему бутылочку, но я отказываюсь, я не могу встать, я не могу встать, я просто не встану. Тогда он приносит бутылочку и молоко — наливаю. Говорю ему: телефон на столе, поиграй (я на публике презирала матерей, которые закачивают на айфон детские приложения, но мы уехали в другую страну, остались без няни и отца, малыши стали пробуждаться не в 9, а в 6 — и мое презрение сменилось на топ-50 наилучших приложений для тоддлеров).

Через полчаса Лева заботливо кладет телефон под подушку и продолжает прыгать у меня на голове, на спине, выдергивать волосы, улыбаясь самой светлой собственной утренней ухмылкой. В 9.30 пробуждается Яша, тогда и приходится вставать.

Хотя сейчас, к примеру, я пробудилась только от звука разбившейся чашечки: Лева посиживал на кухонном шкафчике и страшился слезть, а к луже кока-колы с конфетами и разбитой чашечкой по полу приближался Яша. Мне постыдно? Ну да. Постыдно. Могла бы я быть неплохой мамой, вставать в 6 и готовить им кашу, разрисовывать ее вареньем, играть с ними в развивающие игры? Нет, неплохой мамой я могу быть, только если я встану не ранее 10.

Так, все убрала. Сварила кашу, сделала омлет, усадила Яшу в стул, Леву за стол, надела нагрудники. Мило. Сфотографировала на айфон. Лева отрешается от каши, Лева достает из холодильника йогурт, открывает его, Яша давится бананом, Лева выливает йогурт, бежит за тряпкой, Яша разливает кофе. Так, все убрала, сели играть в металлическую дорогу. Мило. Сфотографировала.

Лева не желает играть в металлическую дорогу, а желает мульты, а мульты только вечерком. Скандал. Лева желает треснуть брата, а я не даю. Скандал. Лева желает принять ванну, но он болен и ванну ему нельзя. Скандал. Он желает мороженого, но мороженого на данный момент тоже нельзя. Скандал. В некий момент глаза начинают слипаться, и я ложусь на диванчик, глаза запираются, и меня опять будит вопль — Яша спотыкнулся и свалился. Яша отчаливает спать. Лева скандалит, что он желает спать в Яшиной кровати, не желает спать вообщем, я прошу не орать, так как Яша дремлет, тогда Лева орет так звучно, что Яша пробуждается. А это означает, что вдвоем они только-только украли мои личные два часа детского сна. Означает, нужно только дождаться вечера — там мне полагается еще несколько часов на все, что я захочу.

Мы идем гулять, так как проще застрелиться, чем оставаться так длительно в замкнутом пространстве с 2-мя малеханькими детками. Лучше их привязывать к коляске и выводить в открытые места. Лева катается на электромашинке в парке. Время завершается, и он начинает скандалить, что желает снова. Лева не прогуливается со мной за руку, так как ему больше нравится идти одному, не дает себя обымать (приходится делать это только ночкой, когда он дремлет, либо просто против воли набрасываться на него), с налету взбирается мне на шейку и отрешается с нее слезать, даже если на руках у меня Яша, и мы полчаса не можем двинуться с места. Он не дает мне плясать, ему не нравится, как я читаю, ему охото только, чтобы я пела «Главное, ребята, сердечком не стареть» 100 раз попорядку.

Вечерком, когда часов в 10-11 они оба оказываются спящими (опустим подробности) и возникает время на все, что я захочу, я уже ничего не желаю. Сейчас необходимо убрать квартиру, всю заваленную Лего, чтоб оно не стало Яшиным завтраком. Отлепить от стенок пластилин и убрать в коробки. Поставить на стол чуть-чуть фруктов Леве на утро, чтоб у него был хоть некий завтрак.

И вот здесь передо мной встает выбор денька: издержать время на работу, на кино, на книгу, жутко сказать, либо лечь спать, признав, таким макаром, что ничего, не считая малышей, в моей жизни нет и быть не может. Ну, может, завтра, да и то навряд ли.

Поборов сон, я иду в комнату, копошусь у Левы в волосах, обнимаю, накрываю Яшу, а позже в тиши и покое выбираю самую трогательную фотографию за денек и вывешиваю ее в инстаграм.

А вопроса к читателям в сей раз никакого не будет, все равно никто ничего увлекательного издавна не рекомендует. К тому же навряд ли кто-то знает, как отвоевать при таковой жизни малость сил и времени себе.

Создатель — Екатерина Кронгауз

Добавить комментарий