Чему здесь ликовать?


Строгие, нахмуренные, злосчастные.

От людей светских часто можно услышать, что верующие смотрятся конкретно так.

Да, может быть, мы сами и даем порою повод так мыслить. Меж тем в Священном Писании удовлетворенность не просто возвещается — она заповедуется.

Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь (Фил 4:4) — призывает святой апостол Павел. Сам Господь велит ликовать и развлекаться перед лицом гонений (Мф 5:12), ликовать тому, что наши имена написаны на небесах (Лк 10:20). Посреди плодов Святого Духа на втором месте — сходу после любви — стоит удовлетворенность: Плод же духа: любовь, удовлетворенность, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22, 23). Королевство Божие отличает удовлетворенность: Ибо Царствие Божие не еда и питие, но праведность и мир и удовлетворенность во Святом Духе (Рим 14:17).

Перечислять все библейские призывы к радости можно длительно — в наши деньки нетрудно поставить для себя программку вроде «библейской цитаты» и набрать в строке поиска соответственное слово.

Это веление нам может показаться странноватым. Мы привык­ли к тому, что удовлетворенность либо угнетение — это итог каких-либо наружных, не зависящих от нас воздействий. Выиграли миллион в лотерею — радуемся, узнали, что это ошибка, огорчаемся. Время от времени люди пробуют себя кое-чем порадовать — покупками, утехами, пищей, отлично, если не выпивкой.

Но Писание много раз заповедует ликовать. Это что-то, что находится в зависимости от нашей воли; что-то, что мы должны делать, а не просто переживать. Ведь то же и с заповедью о любви. В современном языке любовь — чувство, эмоция, переживание, которое находится не в нашей власти; Библия, но, заповедует нам обожать.

Желаю, но не буду!

О чем все-таки речь идет? В нашей ли власти удовлетворенность? Косвенно — да. Человек не может мгновенно сделать зрелые колосья на собственном поле, но он должен трудиться, сажать семечки и выпалывать сорняки. Удовлетворенность просит терпения и упорства, ее нужно растить, как растение, и, что очень принципиально, ее не нужно убивать.

Наши эмоции связаны с нашими отношениями. Если вы повстречали человека, которого вы любите — либо хотя бы питаете к нему дружественную симпатию, — вы обрадуетесь. Если встретите человека противного — огорчитесь. Эта реакция практически непроизвольна. Что произвольно — так это выбор: культивировать внутри себя любовь и симпатию либо, напротив, раздражение и неприязнь. Определенное отношение к людям, к произведениям культуры, к стране, к природе, к жизни вообщем будет порождать удовлетворенность либо угнетение.

Видеть внутри себя удовлетворенное и признательное сердечко — это труд, он просит упорства и напористости. Мы не можем ни взяться за него, ни тем паче преуспеть в нем без помощи Святого Духа — но мы должны хотя бы закончить Ему противиться.

Феномен нашей падшей природы в том, что мы отчаянно желаем счастья, но делаем все, чтоб стать злосчастными. Так и с радостью: да, мы желаем радости, но в то же время делаем все, чтоб уничтожить ее.

Что убивает удовлетворенность?

Удовлетворенность убивает грех. Пожалуй, более броский пример — те же алкоголь и наркотики, которые не наращивают радости в жизни человека. Прямо за недлинной эйфорией следует еще больше глубочайший чувственный спад. Люди, которые рекомендуют человеку в состоянии подавленности и уныния «выпить для поднятия настроения», страшно ошибаются: наибольшее число самоубийств совершается конкретно под воздействием алкоголя. Он только ухудшает угнетение и доводит человека до отчаяния. Но это правильно в отношении хоть какого греха: человек задумывается, что он наконец отыщет удовлетворенность, что ворованные средства либо блуд сделают его счастливым, но это снова оказывается не так. Люди нередко молвят, что христианство просит отрешиться от «радостей жизни». Это правильно с точностью до напротив — христианство просит отрешиться от того, что убивает удовлетворенность.

Один из грехов, убивающих удовлетворенность немедля, прямо и конкретно, — это ропот. Яростные претензии к Богу, к людям, к происшествиям, ворчливое недовольство всем, старательно подогреваемое чувство личной обиженности и обойденности. Феномен: человек ропщет из-за того, что он несчастен, но он не может быть счастлив конкретно поэтому, что он ропщет. Никакие перемены событий не могут ему посодействовать — просто человек, который ранее ворчал на очень водянистую кашу, будет ворчать на очень маленькие бриллианты. Удовлетворенность невозможна без кроткого и признательного сердца — как гласит апостол, всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такая о вас воля Божия во Христе Иисусе (1 Фес 5:16–18).

Другие убийцы радости — гнев, ярость и осуждение в отношении других людей. Загляните в Веб — как люди разгневанны! И как они невеселы!
В соц сетях прекрасно видно, как люди (не исключая и нас самих) культивируют состояние, совсем несовместимое с радостью, — раздражение, бессильный гнев, ужасы, ненависть и презрение. Складывается воспоминание, что самое доброе и благочестивое, что есть в соц сетях, — это фото котиков. Смотря на котика, можно улыбнуться; он лохматый, его любит владелец либо хозяйка. Остальное, по большей части, — это выражение горечи, гнева, враждебности и презрения. «Они (это может быть кто угодно, от «путинистов» до «евромайданеров» и от фундаменталистов до обновленцев) подлецы и негодяи, неприятели и злодеи. Они зубы точут и съесть нас хочут. Вот мерзавцы-то!»

Человек открывает браузер, чтоб проглотить новейшую порцию уныния, неприязни и гнева, и, в свою очередь, добавить свою порцию раздражения и враждебности в общую атмосферу. Это происходит вроде бы автоматом — никто не ставит для себя продуманной цели: «поработаю-ка я сейчас над разрушением радости и доверия, понасаждаю-ка угнетение и злобу».

Но в действительности происходит конкретно это. Первородный грех значит, а именно, что все опции «по умолчанию» у нас выставлены некорректно, и если мы им последуем, они превратят нас в жителей ада. Мы должны сознательно отрешаться от уныния и злости и выбирать любовь и удовлетворенность.

Потому путь к радости — это покаяние. Понимание собственных грехов, их вероисповедание, усилия, направленные на то, чтоб поправить свою жизнь. Когда мы негодуем на чужие грехи, мы приходим во все большее угнетение; когда понимаем свои и раскаиваемся в их — мы меняемся и становимся способными ликовать. Мы становимся почвой, на которой удовлетворенность вырастает.

Как избавиться от чувства вины?

Как-то я лицезрел ролик о том, как очень может наружность человека поменять то, как его лицезреют окружающие — и как он сам лицезреет себя. Грязного, заросшего бродягу в лохмотьях отмыли, постригли, побрили и переодели в чистую и благопристойную одежку — и он стал смотреться совершенно по-другому, даже выражение его лица стало совершенно другим. Он больше не походил на бродягу снаружи, не ощущал себя бродягой — ну и не был больше бродягой. Он оставил прежнюю жизнь — как это делает новообращенный христианин. Но воззвание ко Христу — это не переодевание; это очень глубочайшая перемена во всем.

Мы получаем не только лишь новые убеждения, да и новейшую жизнь. Слово Божие ассоциирует это с новым рождением — либо даже новым сотворением. Вспомним слова Апостола Петра: покайтесь, и да крестится любой из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа (Деян 2:38). Крещение значит не только лишь прощение грехов, да и дар Святого Духа — сам Бог заходит в нашу жизнь, чтоб мягко, терпеливо и совместно с тем могущественно изменять ее изнутри.

Наша неудача не только лишь в том, что мы виноваты, да и в том, что мы испорчены — и устроим ад в любом раю, куда нас пустят. И вот Святой Дух трудится над нашим преображением и исцелением, чтоб сделать нас из адских созданий — райскими. Как произнес блаженный Августин, «Бог делает нас, т. е. создает и творит не так, чтоб мы были людьми, это он уже сделал, но чтоб были хорошими людьми, что делает Он сейчас Своею благодатью, чтоб мы были новым творением во Христе Иисусе».

Подлинное воззвание всегда проявляется в перемене жизни. Святой апостол Павел пишет в послании к Коринфянам: Либо не понимаете, что неправедные Королевства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни запивохи, ни злоязычные, ни хищники — Королевства Божия не наследуют. И такими были некие из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именованием Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1 Кор 6:9–11).

Святой апостол пишет о людях, которые вели очевидно безнравственный, а то и криминальный стиль жизни, попирая заповеди Божии. Он предупреждает, что такая жизнь ведет к смерти. Но после этих грозных слов он пишет о том, что конкретно такими были и некие из коринфских христиан — но сейчас они «омылись, освятились, и оправдались», разумеется, оставив прошлые бесчинства в прошедшем. Эти люди покаялись — разорвали с прежними грехами, выставили их за дверь, спустили с лестницы, выгнали и повелели не ворачиваться.

С одной стороны, покаяние — это событие. В один прекрасный момент в жизни мы принимаем решение довериться и покориться Господу, перейти под Его власть, встать на путь спасения. Мы признаем перед Ним, что мы были неправы, когда пробовали сами распоряжаться собственной жизнью, просим прощения — и принимаем его через Таинство Исповеди.

Но, с другой стороны, покаяние — это также и процесс. Мы плывем по бурному и небезопасному морю, нас повсевременно сносит, мы всегда должны ворачиваться на верный курс. Когда мы согрешаем, мы должны признавать это, просить прощения и принимать его.

В обыкновенном языке слово «покаяние» нередко ассоциируется с чувством вины и унижения; в Священном Писании оно связано, ровно напротив, — с избавлением от вины. К примеру, в 31-м псалме верующий гласит о том, как его тяготил неисповеданный грех: Когда я молчал, постарели кости мои от вседневного стенания моего, ибо денек и ночь тяготела нужно мною рука Твоя; свежесть моя пропала, как в летнюю засуху (Пс 31:3,4).

Но когда он исповедался, то обрел покой и удовлетворенность: Но я открыл Для тебя грех мой и не укрыл беззакония моего; я произнес: «исповедаю Господу злодеяния мои», и Ты снял с меня вину греха моего. За то помолится Для тебя каждый праведник во время благопотребное, тогда и разлитие многих вод не достигнет его. Ты покров мой: Ты охраняешь меня от скорби, окружаешь меня радостями избавления. «Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому для тебя идти; буду управлять тебя, око Мое над тобою» (Пс 31:5–8).

Слово Божие много и напористо уверяет нас, что всякий, кто обратится к Господу с покаянием и верой, будет прощен и принят — независимо от того, как длительно либо как тяжко он грешил.

Как гласит Бог через Пророка, Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как скопление; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя (Ис 44:22).
Бог прощает отрадно, охотно, и навечно: Ибо это для Меня, как воды Ноя: как Я поклялся, что воды Ноя не придут более на землю, так поклялся не гневаться на тебя и не укорять тебя. Горы сдвинутся и бугры поколеблются, — а милость Моя не отступит от тебя, и завет мира Моего не поколеблется, гласит милующий тебя Господь (Ис 54:9, 10).

Но христианская жизнь — это не только лишь (и даже не столько) избавление от грехов, сколько, как гласил преподобный Серафим Саровский, «стяжание Святого Духа», один из плодов которого — удовлетворенность.

Жизнь на фоне неба

Эта удовлетворенность не значит игнорирования греха и катастрофы нашего падшего мира. Христос и апостолы знали, что такое грех, злость, несправедливость и страдание, еще лучше нас. Для их Распятие было не картинкой в книжке, а тем, что они лицезрели своими очами — и пережили сами. Удовлетворенность значит, что мы живем в еще более широкой картине действительности, где все происходящее воспринимается на определенном фоне. Мы знаем, что мир сотворен Богом и Бог направляет его к определенной цели. Что Бог любит свое падшее творение и непрестанно трудится над его восстановлением — и Он достигнет Собственной цели. Мироздание и род человеческой будут восстановлены в еще большей радости и славе, чем та, которую мы утратили в грехопадении. Мы знаем, что над нами есть Небеса, исполненные безграничной любви и ликования. Как произнес современный поэт Борис Херсонский,

По узкому мостику, соединяющему два берега небытия,

мать ведет малыша от «до» к «после»,

гласит, не оглядывайся, мальчишка, не смотри вниз,

не смотри вперед, а смотри ввысь —

там звезды и ангелы,

там хороший Боженька,

там Власти и Престолы, Начала и Господства,

Херувимы и Серафимы.

И Силы, мать, ты забыла! — гласит мальчишка.

Не забыла — гласит мать — просто не успела сказать.

Мы знаем нечто очень принципиальное о мире, в каком живем, — это сотворенный, падший и искупленный мир, который Бог приведет к нескончаемой радости. И эта нескончаемая удовлетворенность уже просвечивает через заавесь этого мира — и конкретно в ее свете мы должны созидать и мир, и себя, и все вокруг нас. Как гласит апостол, Итак, если вы воскресли со Христом, то отыскиваете горнего, где Христос посиживает одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном (Кол 3:1, 2). Прямо на данный момент, с нами и над нами — Ангелы, Святые, Матерь Божия, Христос. Мы находимся в большом собрании друзей, братьев, отцов и матерей. Мы не лицезреем их телесными нашими глазами — а увидим, когда выйдем из тела и водворимся у Господа, — но нас-то лицезреют прекрасно. И обращенные на нас взоры с небес полны любви и радости. Они лицезреют то, чего мы пока не лицезреем, — но уже знаем. Христос воскрес и даровал нам нескончаемую жизнь. Верой мы поселяемся в этом мире нескончаемой радости и верой несем эту удовлетворенность другим. А вера — это не переживание и не мечтательность; это ежедневное усилие, которым мы отказываемся от ереси, уныния и злости и выбираем правду, любовь и удовлетворенность.

ХУДИЕВ Сергей

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru