16 частей психологического здоровья


Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams) — классик современного психоанализа, создатель учебника по психоаналитической диагностике, предлагает выведенные в ближайшее время аспекты для определения психологического благополучия.

В собственных лекциях Нэнси Мак-Вильямс нередко апеллировала к обширно всераспространенным классификациям психологических болезней — DSM (южноамериканская систематизация) и МКБ (интернациональная). Невзирая на общее рвение классификаций упростить задачку спецам и сделать диагностику и терапию более действенными, они все же часто не учитывают принципиальных деталей. В главном они ориентируются на отдельные симптомы. Но за симптомами нередко вроде бы не остается места личности пациента, который обращается к нам за помощью. Нэнси подчеркивает, что психотерапия — это больше, чем освобождение от симптомов и предлагает выведенные в ближайшее время практикующими терапевтами аспекты для определения психологического благополучия.

16 частей психологического и чувственного здоровья.

1. Способность обожать.

Способность вовлекаться в дела, раскрываться Другому человеку. Обожать его таким, какой он есть: со всеми недочетами и плюсами. Без идеализации и обесценивания. Это способность отдавать, а не брать. Это касается и родительской любви к детям, и партнерской любви меж мужиком и дамой.

2. Способность работать.

Это касается не только лишь профессии. Это сначала о возможности создавать и творить то, что ценно для человека, семьи, общества. Людям принципиально обдумывать, что то, что они делают, имеет смысл и значение и для Других. Это способность привносить в мир что-то новое, творческий потенциал. Дети нередко испытывают сложность в этом.

3 Способность играть.
Тут идет речь как о прямом смысле «игры» у малышей, так и о возможности взрослых людей «играть» словами, знаками. Это возможность использовать метафоры, иносказания, юмор, символизировать собственный опыт и получать от этого наслаждение. Нэнси Мак-Вильямс приводит исследование эстонско-американского психолога Jaak Panksepp, который обосновал, что игра имеет огромное значение для развития мозга. Он писал, что юные животные нередко играют, используя телесный контакт, и это является принципиальным и весомым для их развития. При всем этом если животным не позволить играть один денек, то на последующий денек они будут играть с двойным усердием. Ученый провел аналогию с людьми и пришел к выводу, что может быть, гиперактивность у малышей — это следствие недочета игры. Не считая того в современном обществе наблюдается общая тенденция к тому, что мы перестает играть. Наши игры из «активных» преобразуются в «отстраненно-наблюдательные». Мы меньше сами танцуем, поем, увлечены спортом, больше следя за тем, как это делают другие. Любопытно, какие это несет последствия для психологического здоровья?..

4. Неопасные дела.
К огорчению, часто люди, обращающиеся в психотерапию, состоят в насильных, угрожающих, зависимых — одним словом, больных отношениях. И одна из целей психотерапии посодействовать им это поправить. Чтоб лучше осознать предпосылки и природу этого явления, мы можем обратиться к теории привязанности Джона Боулби. Он обрисовал три типа привязанности: нормальную, тревожную (трудно выносить одиночество, потому человек «прилипает» к важному объекту) и избегающую (человек может просто отпустить Другого, но при всем этом остается с колоссальной опаской снутри). Потом выделился очередной тип привязанности — дезорганизованный (D-тип): люди с этим типом привязанности нередко реагируют на ухаживающего за ними человека как на источник сразу тепла и ужаса. Это характерно людям с пограничным уровнем личной организации, и нередко наблюдается после насилия либо отвержения в детстве. Такие люди «прилипают» к объекту привязанности и сразу «кусают» его. К огорчению, нарушения привязанности — очень распространенное явление. Но отменная новость в том, что тип привязанности можно поменять. Обычно, для этого отлично подходит психотерапия (от 2ух и поболее лет). Но может быть изменение типа привязанности и при наличии размеренных, неопасных, долгих (более 5 лет) отношений с партнером.

5. Автономия.
У людей, обращающихся в психотерапию, нередко отмечается ее недочет (но большой потенциал, раз они в терапию все-же пришли). Люди делают не то, чего по сути желают. Они даже не успевают «избрать» (прислушаться к для себя), чего же им желать. При всем этом призрачно автономия может сдвигаться на другие области жизни. К примеру, пациенты, страдающие от анорексии, часто пробуют держать под контролем хоть что-то, что им кажется легкодоступным, выбирая при всем этом заместо собственных желаний свой вес.

6. Всепостоянство себя и объекта либо концепция интегрированности.
Это способность оставаться в контакте со всеми сторонами собственного Я: как неплохими, так и нехорошими, как приятными, так и не вызывающими бурной радости. Это также способность ощущать конфликты и при всем этом не расщепляться. Это контакт меж ребенком, которым я был, тем, кто я есть на данный момент, и той личностью, которой я буду через 10 лет. Это способность учесть и интегрировать все, что дано природой и то, что я внутри себя смог развить. Одним из нарушений этого пт может быть «нападение» на собственное тело, когда оно безотчетно не воспринимается, как часть себя. Оно становится кое-чем отдельным, что можно вынудить голодовать либо резать и.т.п.

7. Способность восстанавливается после стресса (сила Эго).
Если у человека довольно силы Эго, то, когда он сталкивается со стрессами, он не заболевает, не употребляет для выхода из него только одну ригидную защиту, не срывается. Он способен самым наилучшим методом приспособиться к новейшей ситуации.

8. Близкая к реальности и надежная самооценка.
Многие люди нереалистично и при всем этом очень агрессивно оценивают себя, владеют критикующим жестоким Супер-Эго. Вероятна и оборотная ситуация (соответствующая для США) — напротив завышенная самооценка. Предки восхваляют малышей, желая иметь все самое наилучшее, в том числе и «наилучших» малышей. Но такая безосновательная похвала, лишенная в самой собственной сущности любви и тепла, вселяет в малышей чувство пустоты. Они не понимают, кем являются по сути, и им кажется, как будто никто их в реальности не знает. Они нередко действуют, будто бы имеют право на особенное отношение к для себя, хотя на самом деле не заработали этого.

9. Система ценностных ориентаций.
Принципиально, чтоб человек осознавал этические нормы, их смысл, при всем этом был гибок в следовании им. В 19 веке гласили о «моральном безумии», что на данный момент именуют быстрее антисоциальным расстройством личности. Это суровая неувязка, связанная с недопониманием, нечувствованием человеком разных этических, моральных и ценностных норм и принципов. Хотя в то же время у таких людей могут быть сохранны другие элементы из данного перечня.

10. Способность выносить накал чувств.
Выносить эмоции — означает уметь оставаться с ними, ощущать их, при всем этом не действуя под их воздействием. Это также одновременная способность оставаться в контакте и с чувствами, и с идеями — собственной рациональной частью.

11. Рефлексия.
Способность оставаться эго-дистонным, поглядеть на себя вроде бы со стороны. Люди с рефлексией способны созидать, что конкретно является их неувязкой, и соответственно, обходиться с ней таким макаром, чтоб решить ее, очень отлично помогая для себя.

12. Ментализация.
Владея этой способностью люди способны осознать, что Другие — это совсем отдельные личности, со своими особенностями, личной и психической структурой. Такие люди также лицезреют разницу меж тем, что они ощущают себя обиженными после чьих-то слов и тем, что по сути Другой человек не желал их оскорбить. Обида быстрее вызвана их личным, индивидуальным опытом и личностными особенностями.

13. Широкая вариативность защитных устройств и упругость в их использовании.

14. Баланс меж тем, что я делаю себе и для собственного окружения.
Это про возможность быть собой и хлопотать о собственных интересах, беря во внимание при всем этом и интересы напарника, с которым есть дела.

15. Чувство витальности.
Способность быть и ощущать себя живым. Винникот писал, что человек может нормально работать, но при всем этом быть будто бы неживым. О внутренней омертвелости писал и Андре Грин.

16. Принятие того, что мы не можем поменять.
Это про способность от всей души и честно печалиться, испытывать скорбь в связи с тем, что нереально поменять. Принятие собственной ограниченности и оплакивание того, чего бы нам хотелось иметь, но его у нас нет.

Таким макаром, у каждого человека могут находиться в разной степени эти 16 частей психологического здоровья. Есть определенные закономерности и связи меж, к примеру, типом личной организации и «пробелами» в этом перечне. Но в самом общем виде этот перечень представляет собой глобальную цель для психотерапии. С преимущественным учетом личных особенностей каждого клиента либо пациента.

И, естественно, перечисленные элементы психологического здоровья не являются конкретным серьезным образцом, быстрее — ориентиром, который, вобщем, каждый вправе сам себе избрать. Ведь идет речь об очень тонких материях. И сама Нэнси на вопрос, что все-таки все-же является нормой, смеясь, ответила: «О-о-о, если б я только знала!».

(по материалам семинара Н. Мак-Вильямс)

Создатель — Колотыркина

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru